Фанфики по Наруто•

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Фанфики по Наруто• > Ты мой соблазн  6 мая 2011 г. 18:53:29



Запись модерирует её автор — Красный Зонт.

Ты мой соблазн

Красный Зонт 6 мая 2011 г. 18:53:29
Автор: Красный зонт (ПтицаБезКрыльев)
Бета: Word
Название: Ты мой соблазн
Предупреждение: OOC, AU
Рейтинг: PG-13
Пейринги: Сакура/Итачи, Сакура/Саске, Хината/Наруто, возможны упоминания о других парах.
Жанр: Романтика, экшн
Статус: В процессе. Обещаю, что бы ни случилось не забрасывать!
Размер: Макси
Размещение: Только с ЛИЧНОГО разрешения автора, т.е. меня.
От автора: Это мой первый фанфик, но это не повод для снисхождения. Жду критики. Заранее сообщаю: читала множество фанфов, обещаю, что мой не будет таким уж банальным. Он не будет стандартным, как большинство. Возможно, кому-то начало покажется скучноватым. Дочитайте, скорее всего, вы поймете, что ошиблись.

Глава 1.

Сакура сидела за письменным столом и смотрела в окно. Небо стремительно темнело, а ветер гнул и трепал ветви дикой вишни, которую так любил отец. В окно забарабанили первые капли дождя.
Девушка взяла с полки записную книжку, которую подарил ей на день рождения отец. Всего два месяца назад Сакуре исполнилось четырнадцать лет. Открыв записную книжку на первой странице, она взяла ручку, и, несмотря на то, что слезы застилали глаза, начала писать:
«Дорогой папочка! Ты подарил мне эту книжку, чтобы я каждый день записывала то, что со мной происходит. Раньше я не знала о чем писать. Как жаль, что первую запись я делаю в день твоих похорон. Дорогой, милый, любимый папочка! Мне страшно, что память о тебе может стереться, будто тебя и не было. Поэтому я решила, что первая запись будет посвящена тебе. Ты был мне не только отцом, но и другом, и я хочу вырасти и стать такой женщиной, какой ты мечтал меня видеть».
Когда девушка писала эти строчки, крупные слезы падали на лист. Сакура взглянула на портрет тети Цунаде, который висел на стене.
-Где ты, тетушка Цунаде? – прошептала Сакура. – Почему ты не приехала? Разве ты не получила моего письма? Разве ты не знаешь, как сейчас нужна мне?
Девушка прижалась щекой к столу и больше не сдерживала слез. Ее маленькое тело сотрясали рыдания. Убитая горем, она и не знала, сколько времени провела за отцовским столом.
-Прошу тебя, тетя Цунаде, приезжай! – воскликнула Сакура – Ты ведь тоже любила папу, и вместе нам будет легче перенести это горе…
Ей казалось, что жизнь кончилась. Сакура отложила дневник в сторону.

«Дорогой папочка! Прошла неделя, и я снова берусь за ручку. От тети Цунаде нет никаких вестей. Но я уверена, что она приедет. Только когда? Мне так одиноко, папа, и я так скучаю по тебе. Сообщили, что твое завещание огласят в следующую пятницу. Может быть, тогда мое будущее прояснится».
Бесшумными шагами Кисаме мерил изысканный турецкий ковер. Привычным движением он посмотрел на наручные часы и сверил их с настенными. Секунда в секунду – как всегда.
Перед дверью в библиотеку этот человек замер. Предстоящее дело не внушало ему особой радости.
Войдя в библиотеку, он с удивлением увидел, что она пуста. Господин Итачи всегда отличался пунктуальностью, и Кисаме недоумевал, что могло задержать друга. Не зная, что и думать, он вертел в руках конверт, который получил с утренней почтой. Письмо было от адвоката, и Кисаме не без страха размышлял, как вручить его Итачи. Впрочем, долго размышлять не пришлось, так как дверь распахнулась, и пожаловал хозяин поместья Учиха собственной персоной.
Итачи высок, темноволосен, по мнению местных девушек, он был опасным сердцеедом. Когда он унаследовал самое большое в городе поместье, то сделался объектом охоты молоденьких особ, мечтающих о замужестве, а также их тщеславных мамаш. Но до сих пор ему удавалось избегать расставленных брачных капканов.
-Доброе утро, Кисаме. Это для меня? – спросил он.
Кисаме кашлянул.
-Боюсь, это не обрадует тебя, Итачи. Судя по всему, Манаби Харуно погиб и назначил вас опекуном своей четырнадцатилетней дочери.
Итачи удивленно приподнял одну бровь.
-Неужели?.. Разве мне можно доверить молоденькую девушку?
Репутация, которой пользовался молодой человек среди женщин, была широко известна. Никакой отец в здравом уме не поручил бы дочь его попечению.
-Прочти сам, - сказал Кисаме другу, протягивая письмо. – Ты лучше в этом разберешься.
Итачи взял письмо и, нахмурившись, стал читать.
«Уважаемый Итачи Учиха, с глубоким прискорбием сообщаю Вам о кончине Манаби Харуно.
Настоящим извещаю Вас, что господин Харуно объявил Вас опекуном своей четырнадцатилетней дочери Сакуры. Первоначально в завещании стояло имя Вашего отца – Фугаку Учиха. Но после его смерти Господин сделал поправку, назначив опекуном его старшего сына – Вас…»
-Боже мой, но ведь это полный абсурд! – проворчал Итачи, еще больше нахмурившись.
Все же он продолжил читать.
«Уверен, что, когда Вам станет известно, что у Сакуры Харуно есть родственники, Вы поймете, что для Вас нет никакой необходимости брать на себя заботу о девочке.
Во Франции у нее есть тетя – Цунаде. К тому же, кузен ее отца, Майто Гай, выразил желание принять девочку в свою семью. Надеюсь, Вы удовлетворены моими объяснениями, а я имею честь пригласить Вас в следующую пятницу в четыре часа дня в дом Харуно»
/////
Старая Аби, домоправительница, поправила чепец и с недовольным видом повернулась к мужу.
-Что теперь будет с Сакурой? – сокрушенно вздохнула она. – Ясное дело, ей не место около Цунаде! Ведь она актриса и все такое… Куда ей воспитывать молоденькую леди!
Тобито избегал смотреть на жену.
-Цунаде не такая и плохая, - заметил он своим обычным примирительным голосом. – К тому же она любит девочку…
Подобный разговор продолжался не очень долго, затронув также и кузена отца Сакуры. Супруги вместе обсуждали, что ему доверить девочку также нельзя. Они ни разу не видели его в этом доме, значит, что Манаби Харуно и Гай Майто не особо ладили. Врят ли бы он доверил дочь .
{censored} был пасмурный, серые тучи закрыли солнце. Ветер гнал осенние листья и швырял их на свежий могильный холм.
Сакура наклонилась и заботливо положила на могилу родителей нарциссы. Это были их любимые цветы.
Девушка простояла у могилы около получаса. Она подняла капюшон и покинула кладбище. Тоска душила ее. За кладбищенскими воротами навсегда осталась часть ее жизни.
Медленно поднявшись на крыльцо родного дома, девушка увидела взволнованное лицо Аби. Старая женщина волновалась. Сакура отказалась от ужина и сразу пошла спать. Выходя из комнаты Сакуры, Аби ласково улыбнулась.
-Господь никогда не бросает малых и слабых. Уверена, он позаботится и о тебе.
-А я, по-твоему, маленькая и слабая? - улыбнувшись, спросила Сакура.
-Хотя тебе еще совсем немного лет, ты не такая уж и слабая. И не всякий взрослый так смышлен, как ты.
Кажется, девушка не оценила этой похвалы.
Будущее было окутано густым туманом, а настоящее слишком печалило. У Сакуры не было сил думать ни о том, ни о другом. Утро вечера мудренее, решила она.
За окном уже сгустилась ночная мгла, и, согревшись под теплым одеялом, девушка заснула.
Глава 2
«Дорогой папочка, тетя Цунаде все еще не приехала. Каждый день я жду ее с замиранием сердца. Все происходит так быстро, что я не успеваю даже записывать свои мысли. Откуда не возьмись, явился дядя Гай со всем своим семейством, с чемоданами и баулами. Судя по всему, они собрались поселиться в нашем доме насовсем. Поскольку ты всегда хотел, чтобы твоя дочь выросла радушной хозяйкой, я постаралась встретить их как можно более приветливо. Дядя Гай говорит, что чувствует себя ответственным за мое будущее. По его мнений, ты бы это одобрил. Надеюсь, ты не будешь считать меня своевольной, но я совсем не хочу, чтобы мое будущее определял дядя Гай. Но он уже считает себя полноправным хозяином. Мне еще неизвестна твоя воля, папа, но я готова покориться всему, что ты пожелаешь…»
В столовой воцарилось тягостное молчание. Сакура поглядывала на Аби, которая, поджав губы, накрывала на стол. Было ясно, что старая служанка не питает к дяде Гаю особых симпатий. Она молча брала с подноса тарелки и ставила их на белоснежную скатерть. Затем без единого слова удалилась на кухню.
Сакура взглянула на собравшихся за столом. У нее сжалось сердце, когда она обнаружила, что дядя уселся во главе стола на отцовский стул.
Жена дяди, расположилась с противоположной стороны стола. Это была высокая худая брюнетка с черными глазами, которые алчно шарили по комнате, словно прицениваясь к мебели. Она принужденно улыбалась, а слова выговаривала так тихо и невнятно, что приходилось напрягать слух, чтобы разобрать, о чем она говорит.
Сакура покосилась на их отпрыска - Ли, который сидел рядом. Девушка почувствовала, что он тоже разглядывает ее, и невольно поежилась от такого соседства. Парень своей ногой коснулся под столом ее ноги, а когда Сакура испуганно отпрянула, самодовольно ухмыльнулся.
Девушка передвинула стул. Она рассеянно водила вилкой по тарелке, желая лишь одного: чтобы обед поскорее закончился, и можно было вернуться в свою комнату.
Присутствие дяди Гая с семейством настолько подавляло, что Сакура чувствовала себя чужой в собственном доме. Накануне она застала дядю в кабинете. Он рылся в бумагах отца. Когда девушка попыталась остановить его, дядя назвал ее невоспитанной девчонкой и выставил из комнаты.
Теперь, когда дядя, наконец, подал голос, Сакура напряженно застыла.
– Как ты находишь моего сына Ли? – цедя слова, поинтересовался дядя. – Я полагаю, тебе пойдет на пользу, если он будет за тобой присматривать.
Сакура не понимала, куда клонит дядя, и растерянно огляделась. Все ждали, что она ответит.
– Я едва знакома с вашим сыном, – проговорила она, с неприязнью покосившись на Ли. – Но мне трудно представить, что мы подружимся… – чистосердечно, как всегда учил отец, заявила Сакура.
Но дядя, ничуть не смутившись, лишь пожал плечами.
– Ничего, – сказал он с улыбкой, – со временем вы узнаете друг друга получше… Браки между двоюродными братьями и сестрами не такая уж редкость. А вы с Ли даже троюродные…
Услышав дядины слова, Сакура замерла от ужаса. В этот момент Альба выпустила из рук блюдо, которое с грохотом упало на пол.
– Я еще слишком молода, чтобы думать о замужестве! – горячо воскликнула Сакура. – А если я вообще когда-нибудь выйду замуж, то уж не за вашего сына!
Дядя Гай словно ожидал такой реакции и спокойно возразил:
– Не делай слишком поспешных выводов, дорогая моя…
Он вытер губы салфеткой и, аккуратно сложив ее, положил около тарелки.
Сакура хотела возразить, но он нетерпеливо взмахнул рукой.
– Заруби на носу, моя юная леди, – продолжал он, – я не потерплю неуважительного отношения. Судя по всему, твой отец слишком распустил тебя, но я положу этому конец. Я считаю себя твоим опекуном и имею полное право распоряжаться твоим будущим. Если я решу, что для тебя лучше выйти замуж за моего сына, то так оно и будет. И не строй на этот счет никаких иллюзий!
– Это вы строите иллюзии, дядя Гай, если думаете, что я стану делать то, что вы хотите… – сказала Сакура и, взглянув на Ли, поежилась.
Губы Ли расползлись в улыбке. Он словно уже предвкушал, что в скором времени будет обладать телом этой юной девушки.
– Ты слишком много о себе мнишь, Сакура! – заметил он, не обращая внимания на ее нескрываемую неприязнь. – На мой вкус ты чересчур худа, даже костлява, и дурно воспитана… Но все-таки я возьму на себя труд хорошенько выдрессировать тебя!
Сакура с такой силой вцепилась в спинку стула, что костяшки ее пальцев побелели.
– И не мечтай об этом, Ли! – воскликнула она и повернулась к дяде. От гнева у нее кружилась голова. – Вы еще не мой опекун! – срывающимся голосом произнесла она. Наш адвокат огласит завещание отца сегодня днем, а до этого вам не стоит забывать, что в этом доме вы только гость.
От ярости у дяди Гая даже шея покраснела.
– Не смей разговаривать со мной в подобном тоне, дерзкая девчонка! Я старший из этой семьи! Кого еще, по-твоему, могут назначить опекуном?
Внезапно дверь распахнулась, и в комнату, словно свежий ветер, влетела тетя Цунаде. В черном траурном платье она выглядела необычайно элегантно.
– Я спешила, как могла, моя дорогая! – воскликнула Цунаде, протягивая руки к племяннице. Девушка бросилась в ее объятия, а Цунаде холодно взглянула на Гая. – Не беспокойся, Сакура, тебя никто не заставит выходить замуж! Кажется, я подоспела как раз вовремя. Я приехала, чтобы забрать тебя с собой во Францию.
Сакура закрыла глаза и прижалась щекой к плечу тетушки. Теперь все будет хорошо. Тетушка обо всем позаботится.
Красный от ярости, дядя Гай поднялся из-за стола.
– Если ты намерена забрать Сакура за границу… – начал он.
– Я ни минуты не сомневаюсь в том, что моему брату и в голову не могло прийти поручить это дитя твоим заботам! – заявила Цунаде, бросая на Гая уничтожающий взгляд. На Ли она даже не взглянула. – Ни мой брат, ни я сама никогда бы не одобрили брак между твоим сыном и Сакурой!
– Ты всегда была заносчивой! – воскликнул Гай, не в силах скрыть гнев. – Но на этот раз тебе придется об этом пожалеть…
Цунаде обняла Сакура и увлекла к двери.
– Это мы еще посмотрим, Гай! – бросила она через плечо.
В гостиной Цунаде опустилась на диван и усадила рядом племянницу. Она взяла Сакуру за подбородок и утерла ей слезы.
– Ну-ну, милая, – прошептала она, – ты вся дрожишь! Этот негодяй напугал тебя… – На губах Цунаде заиграла ослепительная улыбка. – Забудь о Гае! Больше тебе не о чем беспокоиться.
Едва взглянув в ее прекрасные глаза, Сакура почувствовала, что боль и страх рассеялись в один миг.
– Как я рада, что ты наконец приехала! – вздохнула она.
– Разве ты в этом сомневалась, милая?
– Конечно, нет, тетя Цунаде!
Цунаде с жаром обняла племянницу.
– Прости, что меня не было рядом с тобой, когда умер отец!.. Но теперь нас ничто не разлучит. Ты хочешь поехать со мной во Францию?
– Да, тетя Цунаде! Да! – просияв, кивнула Сакура. – Больше всего на свете я хочу поехать с тобой!

Напряжение росло. Собравшиеся в библиотеке с нетерпением ждали, пока адвокат покончит с чтением официальных бумаг. Наконец он поднял глаза и, оглядев присутствующих поверх очков, промолвил:
– Прошу прощения за задержку, но нужно дождаться еще одной персоны…
Сакура сидела рядом с тетушкой, а Гай с семейством устроился на кожаном диване. По настоянию адвоката присутствовали также Тобито и Аби. Среди приехавших родственников покойного хозяина старые слуги чувствовали себя не слишком уютно.
– Кого еще может касаться все то, что происходит здесь? – раздраженно проговорил Гай. – У нас ведь нет других родственников.
Адвокат ответил ему сдержанной улыбкой.
– Я только выполняю волю Манаби Харуно. – Он повернулся к окну и, взглянув на дорогу, добавил: – Кажется, упомянутая персона уже прибыла…
Он вышел из комнаты, чтобы встретить приехавшего. Все устремили взгляды на дверь, и через минуту на пороге появился Итачи Учиха.
Он вошел и, ни с кем не поздоровавшись, начал шептаться с адвокатом. Гай, и без того раздраженный задержкой, навострил уши, стараясь уловить суть их разговора.
Сакура тоже удивилась: с какой стати этого человека пригласили на чтение завещания ее отца? Она наклонилась к тетушке и прошептала:
– Что здесь делает Итачи Учиха?
– Итачи Учиха… – пробормотала она. – Я не видела его целую вечность. Скажи, разве ты с ним знакома, дорогая?
– Нет, – ответила Сакура. – Конечно, я знаю, кто он такой, но обо мне он, наверно, даже не слышал…
Наконец адвокат повернулся к собравшимся.
– Может быть, не все здесь знакомы с Итачи Учихой? – проговорил он. – Тогда разрешите – я представлю его вам.
Итачи скользнул медлительным взглядом по молоденькой девушке, которая сидела рядом с Цунаде. Под глазами у Сакуры были темные круги. Смерть отца так потрясла ее, что, казалось, она сама недавно перенесла тяжелую болезнь. Он почувствовал к ней что-то вроде жалости, хотя обычно не позволял себе сантиментов.
Итачи удобно устроился в зеленом кожаном кресле напротив адвоката. Поймав взгляд Сакуры, он слегка наклонил голову.
– Итак, все собрались, – провозгласил адвокат. – Я могу приступить к исполнению своих обязанностей. – Он сделал знак Аби и Тобито, чтобы те подошли ближе и тоже сели. Взяв в руки плотный лист бумаги, он быстро пробежал документ глазами. – Нет необходимости зачитывать полный текст завещания, – сказал он. – С вашего позволения, мисс Харуно, я зачту лишь основные пункты…
Сакура кивнула, и он продолжал:
– Во-первых, Манаби Харуно пожелал, чтобы вы, Тобито и Альба Бимиш, если будет на то ваше согласие, навсегда остались служить в этом доме. Впрочем, учитывая, что вы приехали из Англии, и, в случае если вы захотите вернуться на родину, вам будет оплачен переезд. Независимо от этого, за вашу верную службу, вам завещано по… - тут адвокат назвал довольно крупную сумму.
Старая Аби принялась утирать передником слезы, а Тобито похлопал ее по плечу. Они никак не ожидали от хозяина подобной щедрости и были ошеломлены.
– Но ведь это целая куча денег! – вырвалось у Гая.
Адвокат, который явно не симпатизировал алчному кузену, лишь нетерпеливо кивнул. Затем он приступил к главной части завещания:
«Моя жена и я родились и выросли в Англии и всегда хотели, чтобы наша дочь получила образование в той же школе, что и ее мать. Таким образом, исполняя волю моей покойной супруги, я посылаю Сакуру в Лондон, в пансион Коноха для юных леди. Там она должна завершить свое образование.
Кроме того, я назначаю опекуном моей любимой дочери Итачи . {censored} же я поручаю заботу о деньгах дочери – до того момента, как Сакура станет совершеннолетней, или до тех пор, пока она не выйдет с согласия своего опекуна замуж…»
Из груди дяди Гая вырвался сдавленный стон, а все собравшиеся в библиотеке замерли в изумлении. Опомнившись, он вскочил на ноги.
– Это неслыханно! – воскликнул он. – Как этот человек может быть опекуном Сакуры, если он не имеет к нашей семье никакого отношения?
Цунаде наклонилась к адвокату со словами:
– Не сомневаюсь, это какая-то ошибка. Я не верю, чтобы мой брат поручил свою дочь человеку, которого она едва знает…
Итачи заметил, что лицо Цунаде исказилось от отчаяния. Неужели она и в самом деле так печется о племяннице, или это только игра? Ему показалось, что в ее глазах неподдельная боль. Наверное, она искренне любит эту девочку.
Пока Гай и Цунаде изливали на адвоката свои бурные протесты, Итачи внимательно смотрел на Сакуру. Сегодняшний день был переломным в жизни девушки, а про нее, казалось, все забыли. Она была словно нежный цветок посреди урагана. Ее зеленые глаза были полны страха и тревоги.
Сакура почувствовала взгляд Итачи и посмотрела на него. Он сочувственно улыбнулся.
– Вам понятен смысл завещания вашего отца, мисс Харуно?
Сакура печально покачала головой. Она едва сдерживала слезы.
– Не очень,– пробормотала она. – Почему именно вас отец назначил моим опекуном?
Цунаде круто обернулась к Итачи.
– Я требую, чтобы вы объявили о том, что препоручаете мне заботиться о моей племяннице! Заверяю вас, у меня достаточно денег, чтобы позаботиться о ней. Я намерена вернуться в Париж, но средства позволят мне навещать племянницу в Лондоне, а также забирать ее на время каникул к себе…
– Протестую! – вмешался Гай. – Как глава семьи заявляю, что именно я должен заботиться о Сакуре!
Адвокат в надежде восстановить порядок обратился к Итачи:
– Что вы на это скажете, господин Итачи? Может быть, вы хотите передать родственникам мисс Харуно право заботиться о ней?
Итачи снова взглянул на девушку, которая ждала его решения. Судя по всему, ей хотелось остаться с тетушкой.
– Как вы полагаете, – обратился он к адвокату, – Манаби Харуно желал бы доверить дочь своему кузену Гаю или… – Тут Итачи указал глазами на тетю девушки, – Цунаде?
– По правде сказать, – уверенно заговорил адвокат, – о брате господина Харуно вообще не упоминалось…
Однако ваш брат, – он повернулся к Цунаде, – высказывался на ваш счет так: «Я люблю свою сестру, но не одобряю образ жизни, который она избрала, и ей это известно. Я бы не мог доверить ей опекать мою дочь - Сакуру…» Словом, он высказывался недвусмысленно… – закончил адвокат извиняющимся тоном, а затем снова взглянул на Итачи. – Я уже писал вам, что опекунство над Сакурой для вас чистая формальность. Принимая во внимание то, что в вопросе об опеке Цунаде исключается, речь может идти лишь о Гае. Только он может быть опекуном девушки.
Гай смерил Цунаде победным взглядом.
– Я знал, что выбор падет на меня, – заявил он. – Я позабочусь о будущем юной Сакуре!
Цунаде нахмурилась, но ничего не ответила. Когда же она перевела взгляд на Итачи, в ее глазах стояла мольба. Все замерли в ожидании, как он распорядится судьбой девушки.
Итачи понял, что дело приобрело нешуточный оборот. От него зависело будущее человека, и ему не составило большого труда догадаться, что Манаби Харуно ни за что бы не доверил воспитание дочери такому субъекту, как его кузен Гай.
Он обменялся с адвокатом понимающим взглядом и решил, что только он сам, Итачи, должен взять на себя груз опекунства.
– Все будет так, как сказано в завещании, – заявил он. – Я принимаю на себя опекунство над Сакурой Харуно.
– Это невозможно, – взорвался Гай. – Вам нужны только ее деньги!
Глаза Итачи угрожающе блеснули. Отложив в сторону завещание, адвокат поспешно сказал:
– Должен заметить, что состояние Манаби Харуно не так значительно, как это указано в завещании. В последнее время он вложил почти все свои деньги в несколько крупных проектов, но все они провалились…
Сакура была слишком взволнована, чтобы уяснить суть услышанного. Неужели адвокат утверждает, что ее отец обанкротился? Неужели подобное возможно?
Взгляд девушки упал на пустую стену, на которой некогда красовались дорогие картины. Когда отец решил их продать, Сакура даже не поинтересовалась, зачем он это делает. Теперь она поняла. Она вспомнила и о том, что исчезло фамильное серебро.
Сакура с ужасом подумала, что отец жестоко страдал оттого, что пустил состояние семьи по ветру. Почему он не доверился ей, не рассказал обо всем? Почему он скрывал, что намерен послать ее на учебу в Англию?.. А Итачи Учиха – неужели он возьмет ее на свое попечение?
Она почувствовала, что рука тети Цунаде нежно легла на ее плечи.
– Это невозможно! – зло выкрикивал Гай. – Я не намерен брать на себя расходы по… по… В общем, я не согласен, и дело с концом!
– Господин Гай, вы тут ни при чем, – заметил ему Оливер Гринберг. – Приняв на себя опекунство, мой клиент обязался исполнить все пункты завещания.
– А вы уверены, что мой брат ничего мне не оставил? – не успокаивался Гай.
Он не мог смириться с тем, что надежды на богатство рухнули.
– Боюсь, что это так, – кивнул адвокат и, приподняв бровь, добавил: – Может быть, вы возьметесь уплатить по его долговым обязательствам?
Гай побагровел и на несколько секунд лишился дара речи. Ли покраснел, а его матушка побледнела. Наконец все трое осознали, что Манаби Харуно обошел их в своем завещании.
Итачи нетерпеливо поднялся на ноги.
– Если мое присутствие более не является необходимым, я хотел бы заняться другими делами…
– Как бы там ни было, большое вам спасибо, господин Итачи, – сказал адвокат. – Если вас не затруднит, загляните попозже ко мне в контору. Потребуется ваша подпись на документах, и нужно будет обговорить кое-какие незначительные формальности…
Они обменялись рукопожатием, а потом Итачи подошел к Сакуре. В глазах девушки отразился такой испуг, что, повинуясь мимолетному порыву, Итачи опустился перед ней на одно колено и проговорил:
– Не бойтесь меня, мисс Харуно. Я хочу исполнить желание вашего покойного отца – больше ничего. Когда все необходимые бумаги будут оформлены, я заеду навестить вас, и мы вместе обсудим ваше будущее. Я хочу помочь вам – и только!
Сакура была слишком смущена, чтобы отвечать, но тут к Итачи с грозным видом подступила Цунаде.
– Вы делаете это мне назло! – прошептала она.
Взглянув на Цунаде, Итачи увидел, что в ее прекрасных глазах стоят слезы.
– Можете не сомневаться, мной руководило лишь желание соблюсти интересы этой девушки…
– Вот уж не подозревала, что вы способны на такие жертвы! – вырвалось у Цунаде.
Итачи выпрямился.
– Вы меня вообще плохо знаете! – воскликнул он. Цунаде инстинктивно обняла племянницу, словно хотела уберечь ее от опасности.
– Я этого так не оставлю, – пообещала она. – Я отсужу у вас право опекать Сакуру!
– Что ж, – усмехнулся Итачи, и в его глазах засверкали искорки, – попробуйте… Но вам врят ли это удастся.
Слушая перепалку между тетушкой Цунаде и Итачи, Сакура смутилась еще больше. После всего случившегося она едва понимала, что ее ждет. Словно издалека до нее долетели слова Итачи, обращенные к дяде Гаю:
– Итак, Гай, вам и вашему семейству лучше оставить дом моей подопечной. Я вас, конечно, не выгоняю, но надеюсь, что уже завтра вас здесь не будет…
Взбешенный Гай вскочил с дивана, рывком поднял жену и бросился вон из комнаты, велев сыну следовать за ними.
– Ну это мы еще посмотрим! – бросил он в дверях.
Когда Итачи вышел, Сакура несколько секунд растерянно смотрела на дверь. Потом опустила голову на тетушкино плечо.
– Что со мной будет? – прошептала она. Цунаде крепко прижала племянницу к груди.
– Я еще не считаю себя побежденной, моя дорогая! – заявила она. – Этот человек не имеет никакого права распоряжаться твоим будущим. Почему Манаби так распорядился? Я не думала, что он окажется таким жестоким.
– Обещай, что никогда не бросишь меня! – воскликнула Сакура, вытирая слезы.
– Мы всегда будем вместе, – заверила Цунаде. Адвокат собрал документы и спрятал их в кожаный портфель. Вежливо кивнув Сакуре и ее тетушке, он вышел.
Только в коридоре адвокат перевел дыхание.
– Теперь я понимаю, Манаби, – проговорил он, – почему ты написал такое завещание, несмотря на все мои уговоры. Твоя дочь в надежных руках… Но как ты, мой мудрый друг, сумел это предугадать?!.
Глава 3
«Дорогой папочка! Вся моя жизнь проходит в сплошном ожидании: что же со мной будет? Бегут недели, а Итачи Учиха все еще не дает о себе знать. Ах, если бы он вообще забыл обо мне! Тогда бы я могла уехать с тетей Цунаде во Францию…»
Сакура с трудом пробудилась от глубокого сна. Кто-то тряс ее за плечо.
– Проснитесь, мисс Сакура, – говорила старая Аби, – господин Итачи ждет вас внизу!
Сакура встряхнула головой, чтобы прийти в себя.
– Не может быть, – пробормотала она, – он не пришел бы так поздно, ведь сейчас, наверное, далеко за полночь.
– Сейчас начало одиннадцатого, – хмыкнула Аби, – но господину Итачи нет дела до того, который теперь час. Мне совсем не по душе, что этот человек стал вашим опекуном, – призналась она. – Он, такая важная птица, явился сюда, когда все уже легли спать, и требует, чтобы вы спустились к нему. Такое у него, видите ли, желание…
Сонная Сакура выбралась из постели, и Аби помогла ей облачиться в розовый бархатный халат. Девушка подошла к зеркалу, взяла гребешок и принялась расчесывать спутанные волосы.
– Тетя Цунаде знает, что пришел господин Итачи? Ей непременно нужно об этом сообщить.
– Перед тем, как прийти к вам, я зашла к ней в комнату, хотя чувствовала, что из этого не выйдет ничего хорошего. Накануне она как раз жаловалась на то, что не выспалась прошлой ночью из-за бессонницы, и решила принять снотворное. Словом, я не смогла ее добудиться. – Аби заботливо оглядела Сакуру. – Не беспокойтесь, мисс, я не оставлю вас наедине с этим человеком ни на минуту.
Аби по привычке бормотала вслух то, что приходило ей на ум.
– Не представляю, что сказал бы ваш отец, – ворчала она, – если бы узнал, что вашим опекуном стал холостой мужчина. Можно лишь догадываться, что об этом будут говорить в городе. Покровительство такого человека юную девушку может поставить в неловкое положение.
Сакура удивленно подняла брови.
– Что же плохого в Итачи? – поинтересовалась она.
Аби даже руками всплеснула.
– Не мое дело судить о таких господах, как он!
– Тебе он не нравится, Аби?
Служанка покачала головой.
– Если уж на то пошло, я всегда уважала его, но мне трудно согласиться с тем, что он стал вашим опекуном.
Сакура пожала плечами. Девушке предстояла встреча, которая страшила ее вот уже много дней.
– Давай сойдем вниз, Аби.
Они вместе прошли по коридору и спустились по лестнице в гостиную, где уютно потрескивали дрова в камине. Отсветы пламени разгоняли холодный ночной сумрак.
Итачи Учиха стоял у окна. Едва войдя в комнату, Сакура почувствовала на себе его взгляд.
– Вы хотели меня видеть? – спросила Сакура, останавливаясь на почтительном расстоянии. Она была похожа на испуганную птичку, готовую вспорхнуть при первом же признаке опасности. Служанка держалась рядом, словно оберегая ее.
Итачи вышел из тени и подошел к камину. Сакура увидела, что он все еще в плаще. Наверное, на улице дождь, подумала она. Влажные волосы Итачи были откинуты со лба назад и блестели, как шелк.
– Простите за столь поздний визит, – извинился он, – но я должен срочно уехать и не мог не повидаться с вами до вашего отъезда в Англию…
У Сакуры заколотилось сердце.
– А когда я должна уехать? – спросила она.
– Не позже чем через две недели.
– А сколько… мне предстоит пробыть в Англии, прежде чем я вернусь домой?
– Вы вернетесь, когда завершите учебу.
Итачи заметил, что девушка горестно вздохнула. Ему захотелось утешить ее, сказать, что время пролетит незаметно.
– Мисс Харуно… – начал он мягко, – можно я буду звать вас просто Сакура?
– Да, конечно, – удивленно ответила она.
– Сядьте, пожалуйста, так вам будет удобнее, Сакура, – попросил он и придвинул к камину стул.
Сакура покорно села, а Аби встала рядом.
– Так-то лучше, – сказал Итачи, опускаясь на стул напротив девушки, и ободряюще улыбнулся. – Можно представить, как пугает вас это путешествие в Англию, где у вас нет ни близких, ни знакомых. Но смею вас заверить, Коноха – превосходный пансион. Там у вас будут учителя, которые знали еще вашу матушку…
Сакура молча смотрела на него, и, глядя в ее большие печальные глаза, Итачи подумал, что, может быть, он допускает ошибку, отсылая ее в такую даль.
– Я уверен, что у вас там сразу появятся друзья, Сакура. Меня беспокоит лишь то, что, закончив учебу, вы сами не захотите вернуться в этот город.
Темные глаза Итачи были полны такой нежности, что на душе у Сакура полегчало.
– Откуда возьмутся средства на поездку? – спросила она. – После разговора с нашим адвокатом у меня возникли подозрения, что отец оставил много долгов. А обучение в Конохе, я уверена, очень дорогое…
Несколько секунд Итачи колебался. Не мог же он с ходу выложить молоденькой девушке, что ее покойный родитель весьма неразумно распоряжался деньгами. Итачи вообще не хотелось тревожить ее разговорами о финансах. Глядя в ее наивные зеленые глаза, он уклончиво ответил:
– Пансион Коноха действительно один из самых дорогих, но это не должно вас волновать. Ваш отец сделал все необходимые распоряжения насчет вашего будущего. Прошу вас ни о чем не беспокоиться!
На глазах у Сакуры заблестели слезы радости. Больше всего она боялась лишиться родного дома.
– Мой папа был прекрасным человеком, – воскликнула она. – Как же я могла сомневаться в том, что он позаботился обо мне!
– Конечно, Сакура, – подтвердил Итачи, – он был замечательным человеком.
Старая Аби бросила на него взгляд, полный признательности. На ее губах даже появилось подобие улыбки. Итачи понял, что служанке известно о том, что Манаби Харуно незадолго до трагедии стал банкротом, но она будет держать язык за зубами.
Сакура с нескрываемым любопытством рассматривала человека, который отныне должен был распоряжаться ее жизнью. Не такой уж он и страшный. Было в нем что-то, что внушало веру в его порядочность, и Сакура почувствовала, что может не опасаться за завтрашний день. Девушка заметила, что и он с любопытством рассматривает ее, но не отвела взгляда.
– Вы меня совсем не знаете, Сакура, но поверьте, я искренне забочусь о вашем благосостоянии.
– Спасибо… Но почему вы так обо мне беспокоитесь? – поинтересовалась она со своей обычной непосредственностью.
– Тут нет ничего удивительного. Наши отцы вместе росли в Англии. Вы слышали об этом?
– Конечно. Я хорошо знала вашего отца. Он часто бывал у нас. Когда два года назад он умер, я очень горевала…
– Теперь ни у вас, ни у меня нет отца, – тихо сказал Итачи. – Наши родители дружили, а значит, и между нами есть нечто общее…
Сакура была тронута. Благодаря этому человеку она почувствовала себя не такой одинокой.
– Я вам искренне сочувствую, – с трудом выговорила она. – Я знаю, что такое потерять отца.
Итачи сбросил с плеч плащ и повесил его на спинку стула.
– Со временем горе притупляется, – сказал он. – Сейчас вы станете возражать, но, поверьте, время залечивает любые раны.
– Я… никогда не забуду своего отца!
– Конечно, нет. Я этого и не говорил.
Впервые Сакура заметила, что у Итачи очень усталый вид.
– Спасибо, что приехали ко мне в такую непогоду, господин Итачи, – сказала Сакура.
– Почему бы вам не называть меня просто Итачи?
– Не думаю, что это прилично. Мой отец учил меня называть так старших.
Он рассмеялся. Эта юная девушка – само очарование. Милое личико обрамляли розовые пряди, а большие глаза влажно блестели.
По-детски прикрывшись ладошкой, Сакура зевнула и виновато улыбнулась.
– Не буду больше мешать вам спать, – сказал Итачи. – Мне просто захотелось встретиться с вами и поделиться соображениями насчет вашего будущего. Я подумал, что это вас немного успокоит.
Сакура застенчиво опустила ресницы.
– Я очень рада, что вы мой опекун, и признательна за вашу доброту.
Несколько секунд он неподвижно смотрел на огонь в камине. Словно вспоминал о чем-то. А когда снова перевел взгляд на Сакуру, ей показалось, что в его глазах задрожали языки пламени.
– Будем считать, что, взяв над вами опекунство, я лишь возвращаю долг вашему отцу, – сказал он.
– Какой долг? – тут же спросила она.
– Мой отец приехал сюда вместе с вашими родителями. Он очень нуждался в деньгах. Ваш отец дал ему взаймы, и он смог купить землю и основать поместье, в котором я сейчас живу.
– Я ничего не знала. Отец никогда не рассказывал мне об этом.
– Тем не менее, это так. Уверяю вас. Наши родители были добрыми друзьями. Хотите, я открою вам один секрет, касающийся вашей мамы?
Услышав, что Итачи известно что-то о ее матери, Сакура даже привстала от нетерпения.
– Конечно, хочу! – воскликнула она.
– Когда я был юношей, то был в нее влюблен. Она была необычайно красива. Наверное, все мужчины в этом городе были в нее влюблены, но она любила только вашего отца. Мне она всегда казалась идеальной женщиной. Я тогда был слишком юн для нее.
– Я знаю, что в нашей округе все женщины от вас без ума, –проговорила Сакура.
Итачи улыбнулся.
– Вы просто дерзкая девчонка! Никогда не повторяйте сплетен!
Она устроилась на стуле, подобрав под себя ноги, и сразу стала похожа на маленькую девочку.
– Можно подумать, вы и сами не знаете, что все женщины в нашего города влюблены в вас! – серьезно сказала она.
– Неужели все? – усмехнулся он, приподняв бровь.
– За исключением, конечно, замужних и старух, – поправилась Сакура. – Впрочем, наверное, и они тоже…
Итачи заметил, что Аби недовольно кряхтит. Он склонил голову набок и притворился серьезным.
– Пользоваться успехом у женщин – большая ответственность для мужчины, – сказал он.
– А сколько вам лет? – поинтересовалась Сакура.
– Мне двадцать, Сакура, – улыбнулся он.
Не такой уж он и старый, подумала девушка. Но все-таки гораздо старше ее, четырнадцатилетней.
– В вашем возрасте уже пора жениться, – сказала она, немного подумав.
– А вам не кажется, чертенок вы эдакий, что если я женюсь, то разобью сердца всех женщин города? – снова улыбнулся он. – А этого я никак не могу допустить.
Она кивнула с совершенно серьезным видом, и Итачи едва удержался, чтобы не погладить ее по розовым волосам.
– Вам никто не говорил, что вы умны не по годам? – сказал он. – Наверное, вы изрядно удивляли вашего отца?
Она протяжно вздохнула и провела кончиком языка по сухим губам.
– Мой отец был мне настоящим другом. – Слезы заблестели у нее на глазах. – И останется им! – воскликнула она. – Но мне так тяжело вспоминать о нем…
Итачи захлестнула нежность к этой маленькой хрупкой девушке.
– Я верю, что наступит время, когда воспоминания будут доставлять вам радость! – сказал он.
Итачи опустился перед Сакурой на колени и взял ее за руку.
– Вы позволите мне быть вашим другом? – спросил он.
– Да, мы будем дружить, как дружили наши родители.
– Вот и хорошо. О будущем не беспокойтесь. И не забывайте о том, что, уехав в Англию, вы будете недалеко от вашей тети Цунаде. Она обещала мне часто вас навещать.
– А мне обязательно нужно ехать? – вздохнула Сакура. – Мне так страшно уезжать в Англию…
– Мне показалось, что я убедил вас.
– Да, но…
– Я знаю, сейчас вам кажется, что вы больше никогда не будете счастливы. Но поверьте: вы непременно найдете свое счастье!.. Я должен исполнить волю вашего отца. У меня нет выбора.
– А может быть, мне переехать к вам? – с надеждой спросила Сакура.
Итачи взглянул на Альбу, глаза которой настороженно блеснули.
– Ни в коем случае, – сказал он. – Не годится вам жить в доме холостого мужчины.
Внезапно Сакура опечалилась. Ей жаль было расставаться с новым другом.
– Я буду скучать по вам, господин Итачи, – честно призналась она.
Он взглянул на ее худенькую руку.
– Годы пролетят очень быстро, Сакура. Вы и оглянуться не успеете, как снова вернетесь сюда. А к тому времени я устрою ваше будущее.
– Можно я буду писать вам о своих успехах в школе?
– О да, конечно, – кивнул он.
Она повела худенькими плечами и отбросила со лба розовый локон.
– Мне не остается ничего другого, как покориться судьбе.
Итачи встал, и его лицо озарила светлая улыбка.
– Теперь, когда мы обсудили ваше будущее, – сказал он, – у меня есть для вас сюрприз.
– Какой? – с любопытством воскликнула она.
– Я написал Анко Митараши, директрисе пансиона Коноха. Она ответила, что не будет возражать, если у вас будет собственная лошадь. Как только вы обустроитесь, я пришлю вам жеребенка. Вы рады?
Сакура захлопала в ладоши.
– Неужели мне разрешат? – восторженно прошептала она.
– Разве вы не слышали, что я сейчас сказал? – кивнул Итачи. – Кроме того, я написал моему поверенному в Англии. Он встретит вас в порту в Плимуте и доставит вас и вашу тетушку в Лондон, а там обеспечит вас всем необходимым. Прежде всего, вам нужно полностью обновить ваш гардероб и вообще обзавестись всем, что потребуется для учебы.
– Благодарю вас. Можно, тетя Цунаде останется со мной, пока я не устроюсь?
– Конечно. Почему нет?
На глаза Сакура навернулись слезы.
– Добрее моего отца и вас я не встречала людей, – проговорила она.
Итачи удивленно поднял брови. Кроме Сакуры, еще никто и никогда не называл его добрым.
– Думаю, вы переоцениваете меня, – сказал он. Он взял ее за руку, и она встала.
– А теперь в постель, малышка! – улыбнулся он. – Впереди у вас удивительные приключения. – Итачи повернулся к служанке. – Уложите ее, Аби. Не надо меня провожать.
Сакура неохотно двинулась к двери. Обернувшись, она одарила Итачи улыбкой.
– Я буду молиться за вас каждый день!
– Не возражаю, Сакура.
– А вы – будете вспоминать обо мне?
– Еще бы! Каждый день… – кивнул он. – Я вас никогда не забуду.
– Обещаете?
– Обещаю.
Печально улыбнувшись, Сакура последовала за Аби. Итачи понимал, что впереди у девушки долгие месяцы одиночества. Конечно, Цунаде обещала навещать племянницу, но в {censored} актриса скоро забудет об этом.
Он накинул плащ и, прикрыв за собой дверь, вышел. Итачи заметил, что дождевые облака поредели и небо озарила красноватая луна.
Немало воды утечет, прежде чем он снова увидит этого трогательного чертенка.
Он отдал распоряжение Кисаме отвечать на письма Сакуры и следить, чтобы она ни в чем не нуждалась.
– Какой из меня папаша? – ворчал себе под нос Итачи. – И какого дьявола я ввязался в эту историю?..

Накануне отплытия в Англию Сакура пришла с цветами на кладбище, где были похоронены родители. Она стояла под старым дубом, и ее сердце взволнованно колотилось. Мысленно Сакура молилась о том, чтобы побыстрее вернуться домой.
Во второй половине дня в сопровождении Аби и Тобито она вышла из дома. Большая часть комнат была заперта, а мебель накрыта чехлами. Неопределенность пугала ее. Пришла пора уезжать.
Накануне вечером, когда Аби и Тобито ушли к себе, а тетя Цунаде отправилась спать, Сакура прошлась по всем комнатам, стараясь как бы запомнить атмосферу родного дома. Забравшись в постель, она предалась воспоминаниям, а потом наконец заснула.
Самым грустным моментом стало прощание с рыдающими Аби и Тобито. Старые слуги стояли на крыльце и махали руками, пока экипаж не скрылся из виду.
Вода искрилась от солнечных бликов. Сакура стояла на палубе парохода «Круиз» и, опершись о перила, смотрела, как исчезает в дымке берег родного города. Потом она вопросительно взглянула на тетушку.
– Не знаю, когда ты вернешься домой, дорогая, – сказала Цунаде, обнимая Сакура, – но не падай духом. Все не так уж плохо. Попробуй утешить себя мыслями о предстоящих покупках.
– Черное платье к лицу тебе, тетя, но не мне! – вздохнула девушка.
– К сожалению, ты должна носить траур, – покачала головой Цунаде. – Ничего, скоро ты переменишь платье. Я знаю все модные магазины в Лондоне, и мы выберем тебе для пансиона все самое лучшее… Кстати, не так уж плохо, что ты уезжаешь отсюда!
Сакура постаралась изобразить на лице храбрую улыбку.
– Хотя мои отец и мама родом из Англии, я чувствую, что моя родина здесь!
– Конечно, милая. Но Лондон – чудесный город. Я уверена, что тебе там очень понравится.
Глядя на пенный след за кормой, Сакура нахмурилась.
-Дорогая, не думай ни о чем, кроме как о предстоящих приключениях!
– Попробую… – неуверенно проговорила Сакура, пристально посмотрев на тетушку. – Как ты думаешь, почему Итачи Ичиха так добр ко мне?
– Не знаю, дорогая. Меня это тоже удивляет.
Ветер играл светлыми волосами Цунаде, и Сакура подумала, что нет на свете красивее женщины, чем ее тетушка.
– Наверное, в тебя влюблялись многие? – проговорила она.
– Пожалуй.
– А как ты думаешь, когда я вырасту, то буду красивой?
– Дорогая, – звонко рассмеялась Цунаде, – когда ты вырастешь, то на всем свете не найдется такой красавицы, как ты! Мужчины будут из за тебя стреляться и вообще замертво падать у твоих ног… Так же, как из за меня, – добавила она с улыбкой.
Но Сакура вовсе не хотелось, чтобы из за нее умирали. В глубине души она спрашивала себя: а Итачи она покажется красавицей? Увы, к тому времени, как она вернется, он, наверное, уже успеет жениться…
– Как странно, тетя Цунаде. Я едва знаю господина Итачи, а он уже занимает все мои мысли. Что это значит, как ты думаешь?
Цунаде удивленно взглянула на племянницу. Такой она ее не знала. Девушка расцветала на глазах, и ее раннее внимание к мужчинам беспокоило Цунаде.
– Ты ничем не отличаешься от других женщин, которым довелось узнать Итачи, – сказала она. – Они слетаются к нему как мухи на мед. Вполне естественно, что ты чувствуешь к нему благодарность, но упаси Бог влюбиться в него! Я уверена, что любовь женщины лишь охлаждает такого мужчину, как он. Думаю, что он уже забыл о тебе.
– Он обещал, что никогда меня не забудет, тетя Цунаде, – убежденно заявила Сакура. – И я верю ему!
Глава 4
«Дорогой папочка, мы доплыли без приключений. На море было спокойно. К огорчению тети Цунаде, путешествие не слишком развлекло меня. Большую часть времени я проводила в каюте. Бедная тетушка решила, что у меня морская болезнь, но на самом деле я просто очень скучала по дому…»
Экипаж подпрыгивал на ухабах. Сакура смотрела в окошко. Изумрудно зеленая листва сверкала под голубым небом. Весенний пейзаж, казалось, сошел с полотен английских мастеров. Они проезжали мимо холмов, пестревших дикими цветами, и через маленькие деревушки с мощенными булыжником улочками.
Как и обещал Итачи, в порту Плимута Сакуру и Цунаде встретил его лондонский поверенный. Под присмотром последнего путешествие в Лондон было необычайно комфортным.
– Ты не устала, моя дорогая? – спросила Цунаде Сакуру, заметив, как раскраснелась девушка. – Плавание утомило меня, но шум и толпа в порту были просто невыносимы.
– А я совсем не устала, тетя, – сказала Сакура. – Путешествия хороши с познавательной точки зрения. Папа всегда говорил, что английская провинция необычайно живописна, и теперь я могу полюбоваться на нее сама.
Поверенный одобрительно кивнул.
– Ах, молодость, молодость! Мне бы ваши годы, мисс Харуно!
Сакура покосилась на этого маленького человечка и поспешила отвернуться к окну, чтобы не рассмеяться.
– Уверяю вас, мисс Харуно, – продолжал поверенный, – вы без труда приспособитесь к здешнему образу жизни.- он посмотрел на Цунаде - Господин Итачи поручил мне охранять интересы вашей племянницы, и я обязан предупредить ее насчет порядков в Конохе. Признаюсь, добиться ее зачисления в пансион было очень нелегко.
– Но почему? – удивилась Цунаде. – Ведь там училась жена моего брата. Что-то я не припомню, что у нее там были какие-то осложнения.
– Эта школа для детей благородного происхождения. Многие матери начинают хлопотать о зачислении туда дочерей, едва те появляются на свет. Большинство учащихся принадлежат самым высшим слоям общества.
– Я не допущу, чтобы Сакуру в чем то ущемляли, – гордо заявила Цунаде. – Уверена, что моя племянница ничуть не хуже любой из учениц!
– Конечно, конечно! – поспешил согласиться собеседник. – Когда я сказал Анко Митараши, что ваша матушка тоже училась в Конохе, – сказал он, обращаясь к Сакуре, – директриса отнеслась к вашему зачислению более благосклонно.
Сакура смотрела в окно и думала, сможет ли она чувствовать себя как дома в стране, где люди поделены на классы. Она ступила на путь, который не выбирала, но решила, что сделает все, чтобы Итачи и тетушке Цунаде не было за нее стыдно.
– Смотри, Сакура, – воскликнула Цунаде, – мы подъезжаем к Лондону!
– В этом благородном районе Лондона, – сообщил поверенный, – живет вся знать. Здесь находится и ваш новый дом, мисс Харуно, пансион Коноха.
Поверенный попытался ободрить Сакуру, но у него это не вышло. С каждой минутой девушка чувствовала, что погружается в чуждую ей атмосферу, и ничего не могла с этим поделать.
Когда экипаж остановился у подъезда роскошной гостиницы, поверенный с улыбкой сказал:
– Здесь вы поживете, пока не переедете в пансион. Итачи распорядился провести вас по магазинам. Сегодня понедельник… Думаю, уже через неделю вы обзаведетесь всем необходимым, чтобы предстать перед Анко.
Сакура взглянула на Цунаде, та ободряюще улыбнулась. Собравшись с духом, девушка покинула экипаж. Что бы ни ждало ее в будущем, она решила, что встретит все без страха.
Кабинет директрисы Конохи был обставлен с намеренной скромностью. Все здесь было безлико и неуютно. Едва Сакура вошла, директриса смерила ее с головы до ног пристальным взглядом. Девушка в ответ посмотрела на нее с нескрываемым любопытством.
Поверенный предупредил, что в пансионе директриса чувствовала себя как королева в королевстве: вся власть была в ее руках. Сакура поняла, что он был не далек от истины.
Директриса указала на два стула, и Сакура с тетушкой покорно присели.
– Я заждалась вас, Сакура Харуно, – раздраженно произнесла директриса.– Если вы собираетесь учиться в моей школе, то должны быть пунктуальны, независимо от ваших прежних привычек.
– Моя племянница приехала в Англию только девять дней назад, – вступилась за девушку Цунаде. – Мне сказали, что вы будете ждать ее на этой неделе.
– Все верно. Нужно лишь учесть, что уже вторник. А я ждала ее в понедельник с утра.
– Но мы не могли прийти раньше. Сакура должна была обзавестись новым гардеробом. Не так легко подобрать темные платья, которые бы пришлись к лицу моей племяннице. Вы ведь знаете, что она носит траур по отцу… – Цунаде перевела дыхание.
На губах директрисы появилась натянутая улыбка.
– Здесь у нас действует одно непререкаемое правило: никаких оправданий, важен только результат.
– Простите, – извинилась Сакура. – Больше это не повторится.
– Посмотрим, – последовал ответ. – Вам следует также знать, школе Коноха двести пятьдесят лет, и в ней учились только девушки из самых аристократических семей.
– Я не стыжусь своего происхождения! – воскликнула Сакура, и ее глаза заблестели.
Однако директриса пропустила это восклицание мимо ушей.
– В Конохе учится одновременно не более двадцати пяти девушек. Из этих двадцати пяти девушек только вы и внучка лорда Эдинбургского не имеете достаточно благородного происхождения. Однако… – продолжала она ледяным тоном, – поскольку здесь училась ваша мать, а также благодаря тому, что у вашего опекуна, Итачи Учихи, большие связи, мы решили принять вас. – Она прищурилась. – С испытательным сроком, конечно. Если вы будете прилежно учиться и примерно себя вести, все будет хорошо…
Взбешенная Цунаде вскочила со стула и воскликнула:
– Я не позволю себе оставить Сакура в заведении, где ее будут унижать! Пожалуй, мне следует немедленно забрать ее отсюда!
Анко Митараши даже глазом не моргнула.
– Вряд ли у вас есть на это право. С того момента, как Сакура переступила порог этого кабинета, она целиком перешла под мое попечительство. Кстати, ставлю вас в известность, что на протяжении трех месяцев вам не разрешается навещать племянницу. Мы считаем, что наши ученицы лучше приспосабливаются к новым условиям, если не видятся с родственниками.
– Мне нет дела до ваших варварских правил! – проворчала Цунаде. – Это просто дикость – не разрешать девушке видеться с родными. Вы не можете мне этого запретить!
– Могу. И запрещаю.
Две женщины не отрываясь смотрели друг другу в глаза, пока Цунаде не отвела взгляда, понимая, что преимущество не на ее стороне.
– Прежде чем я уйду, – попросила она, – пообещайте мне хотя бы, что к Сакуре здесь будут относиться по доброму!
– Одно могу вам сказать, – пожала плечами директриса, – у нас ваша племянница научится обращаться с иголкой и ниткой и выполнять очаровательные вышивки. Она будет изучать историю, математику и географию, а также латинский и французский языки. Если она несильна в чтении и правописании, здесь ее этому научат. Если у нее есть склонность к музыке, ей будут давать уроки вокала и она сможет выбрать музыкальный инструмент по душе. Ее научат танцам и хорошим манерам. Также будут и другие предметы. После окончания Конохи ее с радостью примут в любом доме и любом кругу. Несмотря на то, что она отстала от программы почти на год, ей придется догнать своих сверстниц.
– Значит, – неуверенно пробормотала Цунаде, – у меня нет другого выхода, как поручить ее вашим заботам. Перед отъездом из Англии могу я попрощаться с Сакурой?
– Нет, – отрезала директриса. – Если хотите попрощаться, то сделайте это сейчас. Вы и так отняли у меня целое утро. Как вы понимаете, кроме вашей племянницы, у меня есть и другие воспитанницы.
Сакура встала и обнялась с тетушкой.
– Я должна остаться, тетя Цунаде? – прошептала она.
Цунаде взглянула на директрису и печально вздохнула. Спорить не имело смысла.
– Боюсь, что да, моя милая, – кивнула она. – Ни о чем не беспокойся. Я буду в Лондоне еще неделю. Потом я вернусь в Париж, но не забуду о тебе. – Она снова взглянула на мисс Митараши. – Надеюсь, вы не станете возражать против нашей переписки?
– Письма не запрещены. Мы не разрешаем лишь посещать воспитанниц.
На глазах у Сакуры показались слезы, но она быстро смахнула их ладонью.
– Не тревожься обо мне, тетя Цунаде, – храбро сказала она, бросив сердитый взгляд на директрису. – Все будет хорошо.
– А теперь вам лучше уйти, – сказала Цунаде директриса. – Я прослежу за тем, чтобы вашу племянницу устроили как полагается. Можете не беспокоиться.
В последний раз обняв Сакуру, Цунаде нерешительно шагнула к двери и вышла из комнаты. Она чувствовала, что бросает дитя на произвол судьбы, но что тут можно было сделать?
Когда Цунаде выходила из пансиона, у нее перед глазами все еще стояло грустное лицо Сакуры. Она вздохнула и поехала в гостиницу.
Анко Митараши критически оглядела Сакуру.
– У вас будет служанка, мисс Харуно? – поинтересовалась она.
– Да. Тетушка наняла для меня девушку. Сегодня она приедет.
– Прекрасно. На этом разговор окончен. Можете отправляться устраиваться… Вам здесь будет нелегко, мисс Харуно, – добавила директриса сочувственно. – Это время вы не будете вспоминать, как самое лучшее в вашей жизни…
С этими словами она подошла к двери и позвала кого то. На пороге тут же появилась полная, сурового вида дама, домоправительница миссис Герфорд. Директриса представила ей Сакуру, и та повела девушку за собой.
Они поднялись по лестнице, прошли по длинному сумрачному коридору и остановились перед какой то дверью.
– Ужин в семь часов. Если вы опоздаете в столовую, то останетесь голодной, – строго предупредила миссис Герфорд, чуть не клюнув Сакуру крючковатым носом. – К ужину полагается переодеться…
Сакура кивнула в знак того, что все поняла, а домоправительница, проворчав что то, исчезла. Девушка растерянно взглянула на раскрытую перед ней дверь. Эта комната должна была стать ее домом.
Комната оказалась не слишком большой, но на удивление милой. Кровать была застелена белым льняным покрывалом. Занавески на окне были раздвинуты, и солнечные лучи освещали каждый уголок. Здесь располагались письменный стол, туалетный столик и стул. Вся мебель из полированного вишневого дерева. Мраморный камин делал комнату еще более уютной и теплой.
Сакура подошла к окну, из которого открывался вид на длинную улицу. На противоположной стороне располагался парк, а за парком виднелись крыши богатых домов.
Перед девушкой лежал совершенно незнакомый мир, и она горестно вздохнула.
Неужели здесь ей предстоит провести целых четыре года?

Категории: Итачи/Сакура, Саске/Сакура, Романтика, Экшн, Макси, ООС, AU
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Опекун для Тома Марволо Риддла 27 сентября 2013 г. Азия Вебер PanTeRRa в сообществе Тропами Запретного леса
Хоть вены покли!Помогите пожалуйста... 11 августа 2011 г. Alfard.Likami
Немного о пансионе 15 января 2011 г. DaShutka1
Красный Зонт 21 июля 2011 г. 10:39:26 постоянная ссылка ]
Глава 14
«Папочка, как мне сейчас не хватает твоего мудрого совета! Не знаю, что со мной станет в будущем, но одно знаю точно: сегодня мне предстоит проститься с Саске. Ах, как я тоскую, папа!..»
День был ветреный, но теплый. Впрочем, в любой момент могли собраться тучи и закрыть солнце.
Сакура скакала верхом на лошади по склону зеленого холма. Она немного придержала лошадь, чтобы Саске мог ее догнать.
Когда он поравнялся с Сакурой, то увидел, что ее розовые волосы выбились из прически и ветер треплет их. Саске протянул руку и нежно поправил прядку. Его глаза светились любовью. Сакура покраснела, и в ее глазах блеснул вызов.
– Я намного вас обогнала, – сказала она, умело управляя возбужденно гарцующей Прелестью.
Он взял ее за руку.
– Я рад проиграть такой очаровательной сопернице, – проговорил он и бросил печальный взгляд в сторону замка.
Поймав его озабоченный взгляд, Сакура спросила:
– Вы что нибудь там забыли?
На самом деле она прекрасно понимала причину его беспокойства.
– Если присмотреться, – сказал он, – то можно разглядеть очертания старого рва, который когда то окружал замок.
– Да, я вижу, – кивнула она, чувствуя, что он волнуется и поэтому старается вести светскую беседу. – Я заметила, что там, где когда то был ров, трава намного зеленее. Особенно по весне… А когда его засыпали?
– Точно не знаю, – пожал плечами он. – Хината может рассказать вам подробнее.
Девушка заметила, что он вздохнул и поднял глаза к небу.
– Может быть, вы откровенно скажете мне, что у вас на сердце, Саске? – предложила Сакура.
Он ответил не сразу.
– Я не спал всю ночь, размышляя о том, что принесет мне этот день, – сказал он, поворачиваясь к Сакуре. – Я понимал, что мне уготовано одно из двух: или вы сделаете меня самым счастливым человеком на земле, или разобьете мне сердце… Прошу вас, не лишайте меня надежды!
– Ах, Саске, не нужно!.. – взмолилась она. – Вы и сами понимаете, что нам нельзя любить друг друга.
Внезапно он осознал, какой тяжкий груз взвалил на ее хрупкие плечи, а она и сама не понимала, как мучительна для него эта мысль – мысль о невозможности обладать ею. Боясь испугать Сакуру, он попытался скрыть свои чувства.
– Простите, если мои слова смутили вас.
– Саске, – напрямик сказала Сакура, – Хината рассказала, что вы уезжаете. Возможно, когда вы вернетесь, то сможете забыть обо мне.
– Маловероятно, – сказал он, глядя на кружащего в небе ястреба. – Но, пожалуй, нам действительно нужно поговорить… Значит, вам известно, что уезжаю?
От накатившей тоски у Сакуры перехватило дыхание.
– Здесь вас будут ждать… – проговорила она.
– И вы тоже?
– Да. Ваши близкие и я.
Саске подставил лицо прохладному ветру.
– Но что меня ждет, Сакура, – спросил он, – счастье или отчаяние?
– Я не могу выйти за вас, Саске, – ответила она. –Уверена, что и вы это понимаете.
Впереди, за зеленой долиной, высилась каменная громада с зубчатыми башнями. Девушка посмотрела на Саске. В его взгляде было столько надежды, что у нее на сердце заскребли кошки.
– Если двое любят друг друга, – сказал он, – они преодолеют все преграды.
– Я очень беспокоюсь о вас, Саске, – сказала она, – и буду молиться за вас каждый день.
– Не молитвы мне нужны, Сакура, – прервал ее он. – Я хочу, чтобы вы стали моей женой!
Ах, как ей хотелось ответить ему согласием! Как ей хотелось броситься к нему в объятия и отдать ему всю свою нежность!.. Ее сердце разрывалось от любви. В этом не было сомнений.
– Нет, Саске, я не выйду за вас… – сказала она и твердо добавила:
– …без согласия вашей матушки!
Он подозрительно прищурился.
– Так вот в чем дело!
Сакура избегала его взгляда, опасаясь, что Саске прочтет в ее глазах правду.
– То, что мне было сказано, известно нам обоим. Вы же понимаете, что я не могу войти в ваш круг.
– Значит, вы отказываете мне и даже не оставляете надежды?
– Саске, не нужно говорить то, о чем потом придется сожалеть, – сказала она. – Мы оба знаем, что между нами возможна лишь дружба…
– То, что я чувствую к вам, – это больше, чем дружба. Может быть, я сделал ошибку, что заговорил о браке в неподходящий момент.
Она слегка коснулась рукой его щеки.
– Я еще не встречала такого чудесного человека, как вы. Ваша любовь для меня – большая честь. Это мгновение будет самым дорогим воспоминанием в моей жизни. Я не забуду об этом до самой смерти. – По щеке Сакуры скатилась слеза. – Я всегда буду вас.
На лице Саске отразилось нетерпение.
– Любимая, без тебя моя жизнь будет пуста! – сказал он.
Он спешился и, подойдя к смущенной Сакуре, помог ей слезть с лошади. Оказавшись в крепких объятиях, девушка прижалась щекой к его плечу. Оба подавленно молчали.
– Ты совсем меня не знаешь, если думаешь, что я так просто отступлю. – Приподняв ее подбородок, он страстно поцеловал Сакуру в губы.
Все существо Сакуры наполнилось чудесным, неведомым прежде чувством. Может быть, потому, что Саске был первым, который поцеловал ее.
Когда он оторвался от ее губ, его глаза сияли, а дыхание прерывалось. Он отпустил Сакуру и, сделав шаг назад, взволнованно пробежал рукой по своим волосам.
Сакура снова прижалась щекой к его плечу.
– Когда ты должен ехать?
– Очень скоро, но точная дата еще неизвестна.
– Я увижу тебя до отъезда? – спросила она с тоской. Он повернул к себе ее лицо и нежно поцеловал. Она не отстранилась, и его поцелуй стал более чувственным. Наконец он со стоном отпустил ее. Одна мысль о ней сводила его с ума. Лучше вообще не думать об этом.
– Если смогу, то заеду к тебе перед отъездом, – сказал он и обнял Сакуру с такой силой, что у девушки перехватило дыхание. – А если не смогу, то напишу тебе…
Сакура подняла на него глаза, полные любви. Этот прекрасный человек мог бы стать ее мужем.
Он снова поцеловал ее. На этот раз с горьким отчаянием.
– Я люблю тебя, – страстно прошептал он. – Я никогда не забуду, как ты сейчас на меня посмотрела. Свежая зелень твоих глаз останется со мной на всю жизнь… А когда я вернусь, я женюсь на тебе!
Сакура закрыла глаза. Ей тоже хотелось сохранить в своем сердце память об этом моменте. До чего непредсказуемы повороты судьбы!
– Береги себя, Саске! – воскликнула она, пряча лицо у него на груди. – Обещай, что с тобой ничего не случится!
– Одно я тебе могу обещать точно, – рассмеялся он. – У меня есть причина, чтобы вернуться… Садись, – сказал он, держа под уздцы лошадь и помогая Сакуре сесть в седло. – Сегодня тебе нужно ехать в Лондон.
Когда Ганна укладывала чемоданы, в комнату вошла леди Хината.
– Саске кажется очень спокойным, Сакура, – сказала она. – Надеюсь, ты отказала ему?
Сакура бросила на подругу гневный взгляд.
– Да, я сделала все, о чем просила ты и твои близкие. Я поступила жестоко, Хината, и сделала Саске очень больно.
– Понимаю, – кивнула леди Хината. – Но выбора не было.
– Тем не менее он не отказался от своих намерений, – продолжала Сакура, – и все еще уверен, что мы сможем быть вместе.
– Я знаю, – снова кивнула подруга. – И все же твой ответ всегда должен быть одним и тем же.
– Хината, я сделала все, о чем меня просили, но, умоляю тебя, давай больше не будем об этом!
Покачав головой, опечаленная леди Хината вышла из комнаты.
Машину бросало из стороны в сторону. Сакура была полна воспоминаний о минувшем дне, которые звучали в ее душе, словно грустная и сладостная песня.
Матушка Хинаты распрощалась с Сакурой холодно, и девушка поняла, что отныне путь в замок Хьюг ей заказан. Казалось, прежняя счастливая жизнь развеялась как дым, и Сакура снова погрузилась в пучину опасностей. Еще совсем недавно она старалась не вспоминать о Саванне, но жизнь заставила ее вспомнить.
Близился день, когда Сакуре придется вернуться на родину. Другого выбора у нее не было. Девушке необходимо было уехать до возвращения Саске в Англию. Ведь если он будет настаивать на том, чтобы она вышла за него замуж, она не выдержит и, несмотря на возражения его семейства, ответит согласием.
В сумерках экипаж подъехал к школе Коноха. Уставшая Сакура сразу поднялась к себе в комнату, даже не встретившись с подругами.
Отпустив Ганну, она сама разделась и, обессиленная, рухнула на кровать. Несмотря на усталость и неспособность размышлять о чем бы то ни было, девушка не смыкала глаз до рассвета, а когда, наконец, заснула, то увидела сон, который не посещал ее уже много месяцев.
Ей снилось, что она – маленькая девочка и бродит где-то в зарослях в поисках кого то, кто смог бы приласкать ее. Вдруг откуда-то из темноты появилась чья то ласковая рука, и душа Сакуры наполнилась теплом и покоем.
В призрачном мире сновидения перед Сакурой мелькали глаза Итачи. Они словно хотели напомнить ей, что ее родина здесь.
С усилием сбросив с себя дурман сна, девушка открыла глаза и увидела, что подушка стала мокрой от слез.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 21 июля 2011 г. 10:40:59 постоянная ссылка ]
Глава 15. Часть 1
«Милый папочка, расставание со школьными подругами было очень трогательным. Я удивилась, когда директриса вызвала меня в свой кабинет и со слезами на глазах назвала лучшей ученицей. Как странно, что больше я не школьница! Мне немножко страшно, папа…»
Настал последний школьный день. Почти все воспитанницы уже разъехались по домам. В полдень за Сакурой должны были заехать поверенный с супругой. До отплытия в N девушке предстояло жить с ними.
Последний раз Сакура вышла прогуляться в пустынный и заснеженный городской парк. Порывистый ледяной ветер бил в лицо. Острые снежинки проникали за воротник, и девушка надела капюшон.
Она взглянула на серое холодное небо, а потом посмотрела на дома, выстроившиеся вдоль широкой улицы. Все вокруг напоминало сказочное снежное королевство. Как она будет скучать по этому городу, в котором провела годы юности! Расставание было мучительным.
«Да… В такую метель прогулка не в радость. Кажется, кроме меня никто не решился высунуть из дома нос».
Девушка повернула к школе. Сакура надеялась с последней почтой получить известие от Саске, который уже в N.
Войдя в теплую комнату, она увидела, что чемоданы уже собраны и ждут на лестнице. Несколько лет эта комната была ее домом. Здесь она смеялась и плакала. Здесь она стала взрослой.
На кровати лежало письмо. Оно было от тетушки Цунаде. Сакура развернула письмо. От тети не было вестей почти год.
Девушка с улыбкой прочла о том, что тетя Цунаде вышла замуж и теперь живет на вилле в окрестностях Рима. Возможно, это будет лучшая ее роль, и она сыграет ее безукоризненно.
Неожиданно девушка осознала, что ей хочется домой.
Сакура не заметила, как отворилась дверь и кто то вошел. Она пришла в себя, когда услышала плач. Обернувшись, Сакура увидела леди Хинату. Что она здесь делает?
– Я думала, ты дома! – удивленно сказала девушка. – Что случилось? Почему ты плачешь?
– Саске! – воскликнула леди Хината. – С ним случилось что то ужасное. Его мать просит, чтобы ты спустилась к ней. Она ждет тебя внизу в гостиной. Ты можешь помочь…
Сакура обмерла от страха. Все вокруг поплыло.
– Саске! – прошептала она. – Не может быть… Что случилось?
– Он жив! – сказала леди Хината. – По крайней мере, мы на это надеемся. Но случилось так, что его похитили.
– Похитили?! Как это могло случиться? Зачем?
Леди Хината взяла Сакуру за руку и потащила за собой.
– Вчера пришло письмо. Сейчас тебе расскажут все, что известно. Пойдем!
Глава 15 часть 2
– Выпей воды! – советовал Неджи матери Саске, которая лежала на диване. Бледная, она вся дрожала. Директриса держалась поодаль, но была наготове в случае, если что нибудь понадобится.
Мать Саске оттолкнула стакан и заплакала:
– Я не хочу воды!.. Я хочу, чтобы мне вернули моего сына!
Сакура подошла к ней и опустилась на колени.
– Пожалуйста, не убивайтесь так! Могло быть и хуже. Главное, он жив.
Женщина отняла от глаз платок.
– Одно утешение, – согласилась она. – Но мы все в отчаянии, дорогая. Несмотря на все старания, его не удалось отыскать.
– Я уверена, что те, кто захватил его, обращаются с ним как подобает, – сказала Сакура.
В глазах женщина засветилась надежда.
– Хотелось бы верить, – проговорила.
– Он обязательно вернется живым и невредимым, – заверила ее девушка, хотя ее собственное сердце разрывалось от тоски. – Нужно только верить.
Мать Саске дрожащей рукой погладила девушку по щеке.
– Мы были несправедливы к вам, Сакура. Но я надеюсь, вы не держите против нас зла?
Только теперь до Сакуры дошло, почему обратились именно к ней.
– О чем вы говорите!
– Вы можете помочь Саске. Если, конечно, пожелаете…
– Но что я могу сделать? – смущенно проговорила девушка. – Я готова на все. Так и знайте!
Женщина схватила ее за руку.
– Нам сообщили, что мой старший сын, Итачи, он же ваш опекун, уже давно живет в N. Как жаль, что мы раньше об этом не знали! Если вы его попросите, он поможет освободить Саске. Вы должны поехать туда и просить его об этом!
-Итачи – Ваш сын? – спросила Сакура, немного отойдя от шока.
- А ты разве не знала? К сожалению, мы с ним не в очень хороших отношениях, поэтому давно не общались… Это долгая история. Если ты попросишь, он поможет освободить Саске.
Сакура в сомнении покачала головой.
– Не знаю… А вам что нибудь известно о местонахождении Саске?
– В том то и дело, что нет, – сказал Неджи. – Нам известно только, что его захватили в плен неподалеку от N с тремя его товарищами…
Мать Саске сжала руку Сакуру.
– Трех других вскоре обнаружили мертвыми! – воскликнула она.
У Сакуры перехватило дыхание, но она взяла себя в руки и твердо сказала:
– Не бойтесь. Если его захватили в плен в N, то, пожалуй, Итачи сможет помочь.
Сакура медленно встала.
– Ты должна попытаться, Сакура!
– Я сделаю все, что в моих силах.
Ее одолевали сомнения.
– Как скоро я смогу отправиться в N? – поинтересовалась она.
– Нужно поторопиться, – поспешно проговорила мать Саске. – Я с ума схожу от одной мысли, что мой сын может в плену заболеть и умереть!
– Я немедленно займусь отправкой, – сказал Неджи.
– И знай, что ты не одинока, – добавила Хината. – Мысленно мы с тобой!
– Я не забуду об этом, – улыбнулась девушка.
Над Атлантикой дули холодные ветры. Сакура стояла на палубе судна, которое неслось по морю сквозь ночь. На горизонте не было ни одного огня, но девушка знала, что они уже недалеко от порта N.
Странное чувство охватило ее. В N она родилась. Там были похоронены отец и мать. Как бы там ни было, связь с этим городом была неразрывной.
Через полчаса судно вошло в устье реки родного города, и Сакура ощутила знакомый с детства аромат родной земли. В ее душе сразу ожили воспоминания – хорошие и плохие.
Сакура с удивлением обнаружила, что очень соскучилась по родному городу. Всматриваясь в ночной мрак, она думала о том, что где то там Итачи.
К девушке подошел капитан. Он не знал, почему эта молоденькая и красивая девушка путешествует одна. Но он получил строжайшее предписание доставить ее по назначению в целости и сохранности.
Сакура взглянула на берег. Несмотря на то, что было темно, она живо представила родной город, его магазины, дома, улицы.
N был уютным городком, утопающим в зелени дубовых рощ. Здесь почти никогда не случались зимние холода. Это место было настоящим земным раем.
Сакура закрыла глаза и представила себе кладбище, на котором покоились ее родители.
– Я вернулась домой, папа, – прошептала она.
Глава 16
Первую ночь в N Сакура провела в гостинице. Днем она случайно услышала из беседы нескольких мужчин, что ее опекуна сейчас нет в поместье. Где он находился – неизвестно.
Если в ее планы входит отыскать Итачи, она должна начать с его поместья. Она рассчитывала на то, что Кисаме должно быть известно местонахождение ее опекуна.
На небе не было ни облачка. Сакура смотрела по сторонам в надежде отыскать знакомые лица, но не находила их. Девушке нетерпелось узнать, что стало с ее домом, но сначала нужно было разыскать Итачи.
Вид родных мест наполнил душу Сакуры радостным чувством.
Когда машина пересекала одну из улиц, Сакура бросила взгляд туда, где располагался ее дом. Он был скрыт за деревьями. Девушка вспомнила о Тобито и Аби. Скорей бы с ними увидеться!.. Но с этим придется немного подождать. Нужно было спасать Саске.
На одной из улиц Сакура попросила водителя остановиться. Рядом с этой улицей располагалось кладбище, где были похоронены ее родители. Сакура не могла проехать мимо, не навестив их. Она отворила железную калитку и пошла по дорожке. Девушке показалось, что она попала в прошлое.
Казалось, сто лет прошло с тех пор, как в дождливый осенний день маленькая девочка стояла под этим дубом и прощалась с отцом. Теперь Сакура повзрослела, но по прежнему чувствовала себя одинокой и потерянной. На могильном холмике густо зеленела трава.
Девушка заметила, что за могилой заботливо ухаживают. Сердце Сакуры наполнилось благодарностью к верным Тобито и Аби.
Она коснулась рукой могильных плит, под которыми покоились отец и мать, и отправилась назад. Нужно было думать о живых. Она была нужна Саске.
Подъехав к поместью Итачи и увидев величественный особняк, девушка почувствовала, как у нее перехватило дыхание.
Громадный трехэтажный дом из красного кирпича был ухожен. Его отражение мерцало в чистом пруду. Здесь были устроены четыре фонтана в виде лебедей. Сейчас они бездействовали, но зато по зеркальной поверхности пруда скользили живые лебеди.
Машина остановилась у высокого крыльца. Сакура восхищенно рассматривала дом. От отца она была немало наслышана о его великолепии, но то, что она увидела, превзошло все ее ожидания.
– Подождите меня здесь, – сказала Сакура водителю. – Я быстро вернусь…
Она поднялась по ступеням и подошла к парадной двери. Не успела она постучать, как дверь отворилась, и пожилой дворецкий изумленно воскликнул:
– Чем могу служить, мэм?
Его черные глаза подозрительно оглядели гостью.
– Вот уже несколько месяцев хозяин не появляется дома, – сказал он.
Сакура заметила, что дворецкий не слишком ей доверяет и готов вот вот захлопнуть дверь.
– Проводите меня к Кисаме, – четко произнесла она.
– Не знаю, сможет ли он вас принять… – дворецкий заколебался. – Как доложить ему о вас, мэм?
Девушка шагнула в прихожую.
– Доложите, что приехала Сакура Харуно.
Ее решительный вид убедил дворецкого.
– Следуйте за мной, – кивнул он и повел ее по длинному коридору, застеленному роскошным турецким ковром. – Пожалуйста, подождите здесь, – сказал он, остановившись перед одной из дверей. – Я доложу о вас.
Когда дворецкий исчез, Сакура огляделась. Во всем ощущалось присутствие Итачи. В комнате, судя по всему, располагалась его библиотека. Вдоль стен тянулись полки с книгами, а через высокие окна лился яркий утренний свет.
Стены были обиты алым шелком в тон роскошным бархатным портьерам. По стенам развешаны семейные портреты. Около камина стоит письменный стол. Изящество обстановки комнаты говорило о безупречном вкусе и значительном состоянии ее хозяина.
Неожиданно распахнулась дверь, и на пороге появился человек. Он быстро подошел к Сакуре и внимательно ее оглядел.
В свою очередь, девушка пристально посмотрела на человека, который был единственной ниточкой, долгие годы связывавшей ее с N. Таким она себе его и представляла.
– Надеюсь, вы догадываетесь, кто я, Кисаме, – сказала Сакура. – Что касается меня, то, если бы я встретила вас на улице, непременно бы узнала.
Она улыбнулась, вспомнив о высоком стиле и уважительном тоне его писем. Теперь ему не придется рассыпаться перед ней в любезностях заочно.
– Неужели вы не признали меня, Кисаме? – удивилась она. – Хотя лично мы не были знакомы, зато долгое время состояли в переписке.
Он изумленно приподнял брови.
– Неужели это вы, мисс Харуно?.. Но ведь вы… были совсем ребенком.
Сакура покружилась перед ним.
– Вот, – сказала она, – удостоверьтесь: это я, и я только что возвратилась из Англии!
С его лица исчезло холодное выражение, и Кисаме расплылся в добродушной улыбке.
– Не могу поверить, что вы здесь, мисс Харуно! – воскликнул он.
– Мой друг попал в беду, и я надеюсь, что Итачи поможет ему. Тем более, Саске – брат моего опекуна…
Кисаме отрицательно покачал головой.
– К сожалению, Итачи здесь нет.
Она одарила его ослепительной улыбкой.
– Но ведь вы поможете мне с ним связаться?
В его глазах снова засветилось подозрение.
– Я мог бы помочь, если бы вы доказали мне, что вы действительно мисс Харуно. Уж больно у вас английский выговор!
Она смущенно рассмеялась.
– А какой, вы думали, у меня будет выговор? Ведь я училась в английской школе… – Она помолчала и серьезно спросила:
– Чем я могу удостоверить свою личность?
На секунду мужчина задумался.
– Какую кличку носит лошадь, которую прислали вам отсюда?
– Прелесть! – сказала она и для пущей убедительности прибавила:
– А моего отца звали Манаби, мою тетушку зовут Цунаде. Аби и Тобито – мои слуги. Вам этого достаточно?
– Об этом многим известно, – пожал плечами Кисаме.
– Я рада, что у моего опекуна такой осмотрительный друг. И все же я – это я! – Сакура лукаво улыбнулась. – Между прочим, спасибо, что не забывали поздравлять меня с днем рождения. Подарки, которые присылались от имени Итачи, выбирали, конечно, вы сами…
Она шагнула к нему и быстро чмокнула в щеку.
– Спасибо, что не забывали обо мне! – сказала она. Кисаме смутился, но был очень доволен.
– Теперь я уверен, что вы – мисс Харуно. Другой такой проказницы не сыщешь.
– Вы скажете, как найти Итачи? – спросила Сакура. – Мне нужно увидеться с ним как можно скорее.
Он озабоченно прищурился.
– Мне известно, где он был месяц тому назад, но где искать его в настоящий момент – не знаю…
– Умоляю, скажите!
Глава 16 часть 2

Довольно далеко от города. Назовем это место Z (Не люблю придумывать названия городов и других мест)
С болот надвигался сырой туман. Ночь обещала быть холодной. Впрочем, погода ничуть не обескуражила гостей, которые регулярно навещали особняк майора Лимана. Очередная машина останавливалась у парадного входа, пассажиры быстро поднимались на крыльцо, и машина отъезжала, освобождая место для следующей.
Итачи Учиха взбежал по ступенькам и окинул взглядом танцующие пары. Он видел, что дочь майора Лимана жадно ловит его взгляд, но притворился, что не замечает этого. Перспектива подобного знакомства не казалась ему заманчивой. Он пришел лишь из вежливости – чтобы не обидеть хозяев – и решил, что долго здесь не задержится.
Внезапно он встретился взглядом с девушкой, с которой все присутствующие не спускали восторженных глаз.
Если девушка и знала, что находится в центре всеобщего внимания, то очень искусно это скрывала. Только что, грациозная, словно лебедь, она поднялась по лестнице и вошла в зал.
Она была прекрасна как ангел – такая же неземная и утонченная. На ней было воздушное белое платье, расшитое золотом, а волосы забраны и полностью скрыты под шляпкой. На красивом точеном лице не было и следа улыбки. Она казалась мраморным изваянием.
Девушка грациозно плыла по залу, и Итачи не отрываясь смотрел на нее. Вдруг до него дошло, что прекрасная незнакомка направляется именно к нему. Почему она решилась на это – ведь они, кажется, даже не были знакомы? Если бы он встречался с ней раньше, то никогда бы этого не забыл.
Сакура чувствовала, что у нее слегка дрожат колени. Заметит ли Итачи ее волнение? Прочтет ли в ее глазах страх?.. При одном взгляде на него все ее существо наполнилось странным блаженством.
Она явилась на вечеринку без приглашения, но никто не рискнул остановить ее у входа. Она медленно, но решительно приближалась к Итачи. На самом деле, ей хотелось убежать.
Сакура остановилась прямо перед ним, замирая от страха, не могла оторвать взгляда от знакомых глаз. Она уже успела забыть, как он высок и широк в плечах.
Неужели он и раньше был таким красивым? Его черные волосы были забраны в хвост. В каждом его движении ощущалась недюжинная сила. Он был похож на тигра в клетке.
Она искала на его лице признаки радости встречи, но не находила.
Итачи слегка прищурился и улыбнулся.
– Возьмите меня в рай, прекрасный ангел! – тихо проговорил он. – Позвольте мне узнать, что сегодня вечером вы спустились на землю специально за мной!
Она была смущена и обижена. Итачи обещал, что никогда не забудет ее, а теперь, судя по всему, не узнавал… Она решила, что не будет сразу называть себя. Хорошо бы сначала пофлиртовать с ним, поиграть, как кошка с мышкой, помучить, а уж потом признаться, кто она такая.
– Я пришла, чтобы увидеться с вами, Итачи, – взволнованно проговорила она.
Он слегка приподнял бровь.
– Если так, мисс…
Она приложила к губам пальчик.
– Пожалуйста, давайте сегодня обойдемся без имен. Может быть, мы потанцуем?
От него не ускользнуло то, что у нее английское произношение.
– Это несправедливо. Вы меня знаете, а я вас нет, – сказал он.
Впервые в жизни Сакура кокетничала. Таинственность возбуждала ее. Директрису, пожалуй, хватил бы удар, если бы она увидела в этот момент свою любимую ученицу. Впрочем, это место довольно далеко от Лондона.
– Вы любите тайны?
Он взял ее за руку и повел в гущу танцующих.
– Не всегда… – произнес он, не отрывая взгляда от ее губ. – Но вашу тайну я с удовольствием попытаюсь разгадать.
– А вам это удастся? – усмехнулась она. Он снова двинул бровью.
– Я постараюсь.
Когда он ввел ее в круг, Сакура улыбнулась.
– Что же, бросаю вам вызов. Если до рассвета вы разгадаете тайну, то вас ждет награда.
– Какая награда? – быстро осведомился он.
– В свое время узнаете. Если, конечно, одержите победу… – взволнованно сказала она.
– Вы обворожительны, а это то, что я больше всего ценю в женщинах, – заметил Итачи. – Может быть, вы дадите мне какую нибудь подсказку?
– Почему бы и нет, – после секундного колебания кивнула Сакура. – Первая подсказка в том, что на самом деле мы с вами знакомы. Мы встречались с вами по крайней мере два раза.
Музыка умолкла, и он вывел ее из толпы.
– Где мы могли с вами встречаться, прекрасная леди? – удивился он. – Я бы вас не забыл.
– И тем не менее… вы меня знаете. Причем довольно хорошо.
Еще ни разу он не был так заинтригован женщиной. Она была прекрасна и загадочна. Ему хотелось узнать о ней как можно больше.
– Не знаю, какую игру вы затеяли, но с удовольствием сыграю с вами.
Впервые Сакура заметила, что на них все обращают внимание, и немного смутилась.
– Можем мы отправиться куда нибудь, где не так многолюдно? – спросила она, набравшись храбрости.
Итачи сразу охватили подозрения. Какую ловушку ему приготовили? Эта женщина, без сомнения, благородного происхождения и прекрасно образованна. Такие, как она, не станут подобным образом заводить знакомства с мужчиной. У них и без того нет отбоя от поклонников… Итачи решил, что если незнакомка решила пошутить, то он поддержит шутку и посмотрит, как далеко она зайдет.
– А куда бы вы хотели пойти? – спросил он.
– Я совсем не знаю этого места. Ведь я здесь никогда не была, – ответила Сакура. – Может быть, вы знаете местечко, где бы мы могли побыть вдвоем?
Итачи пронзила страсть. Здравый смысл покинул его. Ни одна женщина не производила на него такого впечатления. Он скользнул взглядом по точеным плечам девушки, по ее молочно белой шее.
– Мы можем отправиться в мой небольшой домик около реки. Там нам никто не помешает…
Он был уверен, что она откажется от этого откровенного предложения.
– Мы можем отправиться прямо сейчас? – спросила она.
Не говоря ни слова, он взял ее за локоть и повел через зал. Дворецкий протянул ее накидку, и Итачи помог ей одеться. Они стояли так близко, что он не замечал никого и ничего вокруг. Между тем туман на улице сгущался.
Они сели в машину, и при свете маленького фонаря Итачи мог рассмотреть спутницу получше.
– Зачем вы это делаете? – прошептал он. Сакура задумчиво перебирала перчатки.
– Я бросила вам вызов, и вы его приняли, – сказала она.
– Не спорю, – кивнул он, – но вы забыли сказать, что будет в случае, если я проиграю?
Сакура подняла глаза. Как же ему сказать о брате? Его мать говорила, что отношения Итачи с родными трудно назвать хорошими. Значит, и с братом тоже. А если он откажется? Нет, надо действовать иначе…
– Все очень просто. Если вы проиграете, то исполните одну мою просьбу.
– Ага, теперь начинаю понимать…
– Значит, вы меня узнали?
– Я никогда не видел вас прежде. Но, кажется, разгадал вашу игру. Поклянитесь, что раньше мы не встречались ни на вечеринках, ни в гостях. Я – со своей стороны – готов поклясться и, надеюсь, вас не обижу этим.
– Зачем же, по вашему, я это делаю? – невинно поинтересовалась она.
– Женщины частенько проделывают со мной подобные штуки, – сухо сказал он.
Сакура вызывающе улыбнулась.
– Нет, уверяю вас, когда я назову себя, вы поймете, что я не лукавила, утверждая, что мы уже встречались.
– Послушайте, – недоверчиво повторил он, – со мной уже случалось подобное. Скорее всего, у вас есть брат или возлюбленный, и он нуждается в моей помощи для продвижения по службе… Если вы думаете, что одурачите меня, и я дам ему рекомендацию, то ошибаетесь…
– Неужели вы хотите убедить меня в том, - тихо сказала Сакура, - что женщины вьются вокруг вас лишь для того, чтобы добиться протекции для своих братьев или любовников?
Итачи нахмурился. У этой девушки острый ум. Еще не поздно прекратить игру, подумал он. Из за нее у него могли выйти большие неприятности, но это почему то не пугало его. Он решил во что бы то ни стало узнать, кто она такая и что ей нужно. Поэтому он будет играть до конца.
– В чем же будет заключаться ваша просьба, если вы выиграете? – спросил Итачи.
– Когда я выиграю, тогда и скажу.
Сакуре казалось, что, кроме нее и Итачи, в целом мире нет ни одного человека. Фонарь качался из стороны в сторону, и на лицо мужчины ложились тени.
Изумленная Сакура неожиданно почувствовала, как он приподнял ее и усадил к себе на колени.
– Если я поцелую вас, то смогу сказать наверняка, – прошептал он. – Поцелуи я никогда не забываю. Если, конечно, они того стоят…
Не успела Сакура возразить, как их губы слились. Она стала яростно вырываться. Подобное никак не входило в ее планы. Что он себе позволяет?!
Но Итачи крепко ее держал, и, ощутив его горячие губы, Сакура оставила сопротивление. Его губы настойчиво требовали от нее ответа, и ей казалось, что она вот вот задохнется. Задрожав, девушка откинула назад голову, но – странное дело! – ей не хотелось, чтобы он останавливался.
Он отпустил Сакуру, когда та чуть не лишилась чувств. Ее сердце бешено колотилось.
– Нет, я никогда прежде не целовал вас, – уверенно сказал он. – Осмелюсь предположить, вас вообще не целовал мужчина. Вы не такая искушенная, какой хотели представиться.
– Я целовалась! – с трудом переводя дыхание, прошептала она.
Итачи смущенно усмехнулся.
– Что ж, вполне возможно, – кивнул он, – тогда изображать невинность – часть вашей игры.
Она изумленно смотрела на него: как он мог так спокойно рассуждать о поцелуе, который буквально воспламенил ее кровь?!. Поцелуй Саске не произвел на нее такого впечатления.
Девушка отвернулась. Она вспомнила о своей цели и почувствовала себя так, словно предала Саске.
– Так вы по прежнему меня не узнаете? – спросила она.
– Вы дали мне время до рассвета, а значит, у нас есть еще целых шесть часов, – ответил он.
– Да, до рассвета, – согласилась она. – Тогда я смогу попросить вас об услуге. Дайте слово, что исполните мою просьбу!
– Если это в моей власти, – прищурился он, – то я обещаю.
– Это в вашей власти. Можете не сомневаться.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 21 июля 2011 г. 10:41:52 постоянная ссылка ]
Глава 18

Когда Сакура поднялась на крыльцо родного дома, на нее нахлынули прекрасные воспоминания детства. Трава была подстрижена, забор в исправности, а ставни совсем недавно выкрашены в зеленый цвет. Тобито и Аби тщательно ухаживали за домом и садом.
Она с наслаждением вдохнула аромат цветов и взглянула на любимую шелковицу отца. Да, все здесь осталось по прежнему. Только сама Сакура переменилась.
Она могла бы открыть дверь и войти, но вместо этого, не желая пугать Тобито и Аби, постучала и стала ждать ответа. Ответа не было, и пришлось постучать еще раз. Наконец дверь отворилась, и на пороге показался Тобито.
– Да, чем могу служить?.. – спросил он и умолк. Потом на его лице расплылась широкая улыбка, и он воскликнул:
– Сакура, вы ли это? Какая радость, это вы!
Она протянула ему руку.
– Спасибо, что узнал меня, Тобито. Грустно было бы войти в родной дом чужестранкой…
Он отступил, пропуская ее вперед, и сказал:
– Я бы узнал вас где угодно, Сакура… Но мы не ждали, что вы приедете, и не подготовились. – Он снова улыбнулся. – Но как мы скучали по вам!
Войдя в дом, девушка увидела, что вся мебель накрыта чехлами.
– А где Аби? – поинтересовалась она.
– Она на кухне. Готовит завтрак. Сейчас я ее позову. Она умрет от счастья.
– Кто это тут у нас? – послышался голос Аби. – Разве мы ждем гостей? – Старая служанка пристально оглядела девушку.
– Ты что, не узнаешь ее, Аби? – усмехнулся Тобито, наслаждаясь смущением жены.
Старушка подошла ближе.
– Мои глаза стали уже не те… – проговорила она.
– Это я – Сакура!
Лицо Аби озарилось радостью.
– Сакура… не может быть!
– Я вернулась домой, – сказала девушка.
– Какой радостный день! – воскликнула служанка. – Мы так по вам соскучились!
Девушка взяла Аби за руку.
– Как чудесно снова оказаться дома…
Аби вспомнила о своих обязанностях и бросилась к лестнице. Тобито заметил, что в движениях жены появилась необычайная живость, а ее голос дрожал от счастья.
– Не стой столбом, Тобито! – спохватилась она, задержавшись на пороге. – Лучше принеси ка вещи Сакуры. Молодая хозяйка вернулась домой, и нам не годится сидеть сложа руки. – Аби бросила на девушку радостный взгляд. – Вы так стали похожи на свою красавицу мать!.. Вы, наверное, проголодались в дороге? – продолжала кудахтать она. – Поднимайтесь наверх, я помогу вам устроиться. Большая часть комнат в доме закрыта, но вашу комнату я всегда поддерживала в чистоте и готовности: каждую неделю проветривала, а дважды в год натирала мебель воском…
Сакура сняла шляпку. Как хорошо вновь оказаться дома! – думала она, слушая болтовню служанки. Потом поднялась вслед за Аби в свою комнату. Сколько лет прошло! Она уехала отсюда ребенком, а вернулась взрослой.

Тем временем в Z

Итачи улегся на кровать и стал смотреть, как ветки деревьев хлещут по тенту. Он не слышал, как вошел майор Лиман. Только когда тот вежливо покашлял, Итачи поднял глаза и заметил, что на лице майора написано недовольство.
– Вам доставили письмо, – сказал майор Лиман. Он поднес конверт к носу, потянул ноздрями. – Пахнет духами! – заметил он.
Итачи вскочил с кровати и взял письмо. От волнения у него перехватило дыхание: может быть, это записка от его таинственной леди.
– Можете идти.
Майор рассмеялся и вышел. Оставшись один, Итачи нетерпеливо вскрыл письмо. Послание не было подписано и содержало всего две строчки.
«Буду ждать вас в восемь вечера в Z. Пожалуйста, не разочаровывайте меня».
Записка была от нее. Итачи в этом не сомневался. Интересно, как ей удалось проведать о его местонахождении? Он корил себя за то, что позволил девушке уйти, не узнав, где ее искать. Он заезжал в гостиницу, куда отвез незнакомку его водитель, но она уже уехала, и никто не знал, в каком направлении.
Итачи не мог выбросить ее из головы. Он до сих пор ощущал чудесный аромат ее волос, руки помнили тепло ее атласной кожи. Как бы там ни было, вечером он снова с ней увидится!
В окошко небольшого домика тяжело стучал дождь. Итачи мерил комнату беспокойными шагами, боясь, что непогода помешает ей приехать. В который раз он взглянул на часы. Стрелки медленно приближались к восьми. Неужели она подшутила над ним, а сама вовсе не собиралась приезжать?
Черт бы ее побрал, думал он. Из за нее он стал похож на влюбленного школьника, хотя, кажется, она сама совсем недавно сидела на школьной скамье.
Он подошел к окну и отдернул портьеру. Ливень стал еще сильнее. Нет, в отчаянии думал он, сегодня она не приедет…
Под проливным дождем Сакура поднялась на крыльцо и постучала в дверь. Она молила Бога лишь об одном – чтобы Итачи был здесь. После своего ужасного поведения в прошлый раз она боялась, что он вообще не придет.
Но дверь отворилась, Итачи взял ее за руку и провел в помещение.
– Идите сюда! – приказал он, подводя ее к камину. – Здесь теплее.
Она подняла на него смущенные глаза. Ей казалось, что он слышит, как бьется ее сердце. Он выглядел таким отчужденным. Его взгляд был холоден и неподвижен. Неужели он сердится на нее?
Сакура зябко куталась в плащ, но Итачи сразу увидел, что перед ним все то же ангельское создание, о котором он не забывал ни днем, ни ночью. Когда девушка хотела снять капюшон, он поспешно остановил ее руку.
– Позвольте я попробую отгадать, какого цвета ваши волосы! В прошлый раз они были скрыты. Этот вопрос мучил меня день и ночь!
– Что ж, попробуйте!
Он подошел ближе и стал всматриваться ей в лицо.
– Не похоже на то, чтобы вы были брюнетка…
– Нет, я не брюнетка.
– Так я и думал. Но ведь вы и не рыжеволосая?
Сакура отрицательно покачала головой.
Каждое ее движение было абсолютно невинным, но в то же время возбуждало в Итачи страсть. Единственным его желанием было заключить ее в объятия и поцеловать.
– Итак, – произнес он, – методом исключения мы пришли к двум вариантам. Вообще то мне всегда нравились блондинки, но, судя по всему, вы не блондинка…
– А кто же я, по вашему? – удивилась она.
– Думаю, вы шатенка. У вас, должно быть, каштановые волосы.
Она хотела сбросить капюшон, но он снова остановил ее руку.
– Мне хочется сделать это самому, если вы не возражаете! – воскликнул он.
Итачи медленно стянул с Сакуры капюшон, и ее волосы рассыпались по плечам, сверкая в отблесках пламени камина. Итачи словно окаменел.
– Розовые волосы! – пробормотал он. – Я должен был догадаться, что вы во всем абсолютное совершенство!
Сакура застенчиво улыбнулась.
– Меня еще никто не называл совершенством, – сказала она. – Я очень рада, что вам понравились мои волосы. – Она изобразила на лице беспокойство. – А разве у меня много соперниц блондинок?
Он нежно дотронулся до ее розовых локонов, и они, словно тонкий шелк, заструились между пальцами.
– В целом мире вам нет равных, – сказал он. – Соперничать с вами невозможно.
– Вы смеетесь надо мной!
– Ничего подобного. Мне кажется, что любовь для вас – любимая игра, и вы весьма искусны в ней!
– Внешность часто обманчива, – возразила Сакура. – Не мне вам это объяснять.
– После прошлой ночи я готов в это поверить. Иногда вы кажетесь абсолютно невинной, а иногда дьявольски искушенной в искусстве угождать мужчинам… Когда же вы настоящая?
Сакура трогательно покраснела и отвела глаза.
– Умоляю забыть о том, что произошло прошлой ночью. Я не привыкла к вину и вела себя ужасно. Прошу вас простить меня.
– Мне нечего вам прощать. Я совершенно вами очарован.
– Итачи, как мне хочется отбросить все притворство и поговорить с вами начистоту! – воскликнула Сакура.
– Значит, я наконец узнаю, кто вы такая на самом деле?
– Узнаете… Но, боюсь, вы рассердитесь и прогоните меня.
Итачи нахмурился.
– Может быть, вы замужем?
Она взглянула в его глаза.
– Нет, не замужем… Понимаете, только вы можете дать мне то, что я хочу…
– Кажется, вы переоцениваете мои возможности в отношении женщин, – усмехнулся он.
– Итачи, я не хочу, чтобы между нами было притворство. Вы готовы меня выслушать?
Он погладил ее по волосам, а потом коснулся ладонью ее щеки.
– Может быть, потом обо всем поговорим? – Его губы коснулись ее лба, а потом нежно припали к ее дрожащим губам. – Все эти дни я думал только о тебе, – сказал он, отрываясь от ее рта. – Ночами я не смыкал глаз… Неужели ты не наградишь меня за это?
Сердце Сакуры наполнилось такой любовью, что она едва могла говорить.
– Если я разрешу вам продолжить, то потом вы возненавидите меня! – предупредила она.
– С тех пор как вы заняли мое сердце, в нем нет места ненависти, – сказал он. – Я изнываю от любви, лишь только увидел вас… Вы даже не представляете, что сделали со мной! – проворчал он.
Сакура опустила голову к нему на плечо. Она чувствовала, что целиком в его власти. Ее переполняла нежность. Ничего страшного не случится, если она еще ненадолго отложит свои признания. Казалось, ничто в мире не способно испортить это чудесное мгновение.
Итачи крепко обнял девушку, и из ее груди вырвался страстный вздох. Она признается ему, кто она такая. Но только не сейчас…
Он нежно взял девушку за подбородок, чтобы увидеть ее лицо.
– Ты заинтриговала меня, – признался он и быстрым движением расстегнул ее платье.
Сакура хотела остановить его, но он мягко отвел ее руку и медленно стянул с плеча платье. Он припал к ее плечу губами и почувствовал, как она дрожит.
– Я не забыл, какой ты была прошлой ночью, – проговорил он. – А ты помнишь это?
Она ответила не сразу. Его взгляд наполнял ее душу сладкой негой и влечением.
– Мне бы хотелось, – взволнованно прошептала она, – чтобы ты меня никогда не забывал!
На его губах заиграла улыбка.
– Ты еще сможешь оценить достоинства моей памяти. – Он поцеловал ее глаза. – Надеюсь, у нас обоих будет что вспомнить!
Близость Итачи сводила Сакуру с ума. Его страстный шепот отделял ее от всего остального мира. Сделав над собой последнее усилие, она проговорила:
– Я пришла сюда лишь для того, чтобы поговорить с тобой… Я не рассчитывала на…
– Тише! – прошептал он, снова привлекая ее к себе.
Он закрыл глаза, чтобы насладиться теплом ее прекрасной кожи. Было очевидно, что она что то скрывает от него, но теперь это было все равно. В целом мире для Итачи не существовало никого и ничего, кроме прелестной женщины, которую он сжимал в объятиях. Его волнение усиливалось. Он хотел ее всю – всю без остатка… Он слегка ослабил объятия. Она была такая нежная и хрупкая. Итачи не хотел ее испугать или смутить бурной страстью, которая поднималась у него в душе.
– Ты смотришь на меня, как на чужую, – грустно заметила Сакура.
– Уже нет, – возразил он, не поняв, что она имеет в виду. Его губы скользнули по ее щеке. – Как мне хочется снова ощутить вкус твоего поцелуя!
Не в силах противиться искушению, Сакура подставила губы его горячему поцелую. Ей казалось, что у нее за спиной выросли крылья и, покорная каждому движению любимого, она парит вместе с Итачи в небе.
Вдруг она спохватилась и, оттолкнув его, бросилась к двери и стала поправлять платье.
– Я пришла сюда совсем не за тем, – воскликнула она. Голос ее дрожал.
– Но по тому, что происходило прошлой ночью, было очень трудно судить о твоих истинных намерениях. К тому же мы оба чувствовали одно и то же. Не будешь же ты отрицать, что если бы нас не прервали, ты бы уже была моей!
– Итачи, ты ничего не понимаешь!
Он подошел к ней и удивленно поднял брови.
– Тогда объясни мне! Я устал от этой игры, – сказал Итачи. – Судя по твоим словам, ты отвергаешь меня, но весь твой вид говорит совсем о другом… – Он притянул ее к себе и услышал ее прерывистое дыхание. – Не станешь же ты отрицать, что тебе приятны мои прикосновения? Ты пришла сюда с тайной надеждой, что это случится. Разве не так?
Она подняла глаза. Лгать было бессмысленно. Конечно, она жаждала его объятий, поцелуев, ласк.
Он взял в ладони ее голову и поцеловал в кончик носа.
– Что касается меня, – сказал он, – то я не боюсь признаться, что думаю лишь о твоих зеленых глазах и твоем волшебном теле.
Сакура понимала, что уже не властна над происходящим. Все началось так невинно, но завело ее в опасные дебри. Она должна была справиться с чувствами.
– Прошу тебя, не прикасайся ко мне! – взмолилась она. – Мне нужно с тобой поговорить.
– Я еще не встречал такой женщины, как ты. Ты сводишь меня с ума… – Он развел руками. – Ты выбрала для разговора самый неподходящий момент.
Она подошла к огню и повернулась к Итачи спиной.
– Я хочу сделать признание, которое, возможно, разрушит твои чувства ко мне…
Итачи нетерпеливо вздохнул и не сводил с нее глаз.
– Я всегда чувствую себя неловко, когда женщины открывают мне душу, – сказал он. – Мне кажется, что я чем то обязан им. Я совершенно не гожусь для роли исповедника.
Она медленно повернулась и посмотрела ему в глаза.
– Мне не нужен исповедник… Мне нужен рыцарь.
– Вряд ли я смогу стать твоим рыцарем.
Она неохотно подошла.
– Мне очень нужна твоя помощь, – сказала она.
– Если я правильно понял, ты предлагаешь мне сделку? Ты надеешься добиться от меня чего то и ради этого готова на все?
Сакура отвела глаза.
– Да, ради того чтобы ты помог мне, я готова на все, – кивнула она.
Итачи с яростью схватил ее за руки.
– Проклятье! – вскричал он. – Я не буду с тобой торговаться. Я и так готов сделать для тебя все, что в моих силах. Думаешь, я не вижу, что ты сама жаждешь принадлежать мне?
Его глаза метали искры.
Не успела она возразить, как он закрыл ее рот неистовым поцелуем. Она задыхалась и пыталась его оттолкнуть, но он крепко держал ее. Ей казалось, что она вот вот задохнется, но не могла вырваться.
Близкая к обмороку, Сакура почувствовала, что его объятия снова сделались нежными. Итачи покрывал ее лицо поцелуями, а руки ласкали ее грудь. Сопротивляться было напрасно, и она решила отдаться своим желаниям.
– Это должно было случиться, – прошептал он.
– Нет… Так нельзя, – слабо возразила она.
– Нет можно, – проговорил он. – Это предначертано самой судьбой. – Немного отодвинувшись, он оглядел ее сверкающим взглядом. – С первой нашей встречи я понял, что мы должны быть вместе. И ты тоже это поняла.
Она всхлипнула и припала к его плечу.
– Ты делаешь ошибку, Итачи! Когда мы впервые увиделись с тобой, ты ни о чем подобном и не помышлял.
– Ты снова играешь!
– Нет, все игры в прошлом. Я не могу допустить, чтобы это зашло так далеко.
Он не ответил и пристально вглядывался в ее черты. Он был уверен, что никогда прежде не видел ее… Но почему тогда она так настойчиво утверждает, что они знакомы?
– Итачи, – простонала она, – неужели ты меня не узнаешь? – Она отступила назад. – Всмотрись получше! Ты должен вспомнить!
– Нет, черт побери! Я тебя не знаю. Неужели ты думаешь, что если бы мы встречались раньше, я мог бы тебя забыть?!
Сакура грустно покачала головой.
– Ты однажды пообещал не забывать меня, но все таки забыл. Все эти четыре года я жила надеждой, что ты хотя бы напишешь письмо… Но ты ни разу не написал мне!
Итачи покачнулся, словно сраженный молнией. Он смотрел и не верил своим глазам.
– Боже мой! – воскликнул он, отшатнувшись от девушки. – Сакура Харуно!
Глава 19

Глаза Итачи гневно сверкнули.
– Как ты посмела пойти на это? Как ты могла подумать, что я способен развращать дитя? – Он поспешно отошел к окну. – Когда я думаю, что было прошлой ночью… – пробормотал он, – …когда я думаю о том, что могло произойти между нами…
У него в голове не укладывалось то, что женщина, которая возбуждала в нем неистовую страсть, и бедная сирота, нуждавшаяся в его покровительстве, – одно и то же лицо. Он закрыл глаза и попытался вспомнить ее чудесное тело. Теперь он должен обо всем забыть. Слава Богу, им помешали, иначе…
Собравшись с мыслями, он повернулся к Сакуре.
– Что означает все ваше поведение, юная леди? – поинтересовался разгневанный опекун.
Девушка осторожно шагнула ближе.
– Во-первых, как вы, наверное, успели заметить, я уже не ребенок. Вам не было до меня дела, а за это время я успела стать взрослой!.. А во-вторых…
– Для меня вы по прежнему ребенок, Сакура!
– Прошлой ночью вы так не думали, – заметила она. – Да и минуту назад тоже…
– Я постараюсь об этом забыть, – сказал он. В его голосе слышалось отчаяние. – Не могу понять, что заставило вас вести себя подобным образом. Или, может быть, вас научили этому в лондонской школе?
– Вы отослали меня туда и напрочь обо мне забыли! – Девушка вложила в эти слова всю горечь, которая накопилась за четыре года. – Вам и в голову не приходило, что мне одиноко или что я могу скучать по дому! Вы даже не отвечали на мои письма!
Он иронически усмехнулся и нетерпеливо махнул рукой.
– Но это абсурд! Вспомните, я обеспечил вас всем необходимым. Я вам ни в чем не отказывал. И после этого вы утверждаете, что я забыл о вас?
– Да, вы ни в чем мне не отказывали, – кивнула она. – Но я жила на деньги, которые оставил мне отец. В том, что вы делали, не было никакого самопожертвования. Более того, я, скорее, могу считать своим опекуном Кисаме, чем вас!
Он опустил глаза.
– Так вы говорите, что я ничем для вас не пожертвовал…
В намерения Сакуры вовсе не входило ссориться с Итачи. Она поняла, что он ускользает от нее, и пришла в отчаяние. Ей хотелось, чтобы он смотрел на нее теми влюбленными глазами, какими смотрел прошлой ночью… Но, оказалось, об этом было нечего и мечтать. Сакура была уверена, что после всего происшедшего он станет ее презирать.
Но он все еще не получил ответа на свои вопросы.
– Зачем вам понадобились эти игры? – допытывался он. – Что заставило вас быть такой развязной?.. – Его взгляд потемнел. – Надо думать, у вас изрядный опыт в этих делах, не так ли?
Сакура гордо подняла голову.
– Ни с одним мужчиной я не позволяла себе то, что позволила с вами! – воскликнула она. – Как вы могли подумать обо мне такое?
– Я всегда был о вас самого высокого мнения. Но вы все испортили… Почему вы вели себя подобным образом?
Каждое его слово ранило девушку в самое сердце.
– Я вовсе не собиралась обманывать вас, – сказала она, – но когда вы меня не узнали, все случилось само собой… Все, что произошло, ужасно. Я это признаю, но я была в отчаянии!
– Вы говорили, что хотите от меня чего то добиться. Теперь подходящий момент рассказать мне обо всем.
От волнения у нее на глазах появились слезы.
– После того как я расскажу о цели моего приезда, я вернусь в Англию, чтобы больше никогда вас не видеть! – прошептала Сакура. – Что бы вы ни думали, я не способна лгать… особенно человеку, которого так уважаю!
– Может быть, вы просто расскажете, что случилось? Объясните, чем я могу вам помочь. Разве я вам когда нибудь отказывал?
Сакура покраснела.
– Что ж, я должна это сделать, – вздохнула она. – Скажите, вы можете помочь мне освободить одного человека? На него напали неподалеку от города, но где он сейчас находится - неизвестно
– Значит, все так, как я подозревал, – сказал он, сверкнув глазами. – Вы явились ко мне ради вашего любовника.
Сакура хотела возразить, но потом бессильно махнула рукой.
– Я пришла к вам, потому что мне больше не к кому было обратиться за помощью…
Итачи душила ярость. Она пришла к нему ради другого!
– Кто он вам, этот мужчина? – грубовато поинтересовался он.
– Он… Он мне очень дорог. И он просил, чтобы я вышла за него замуж.
Наступила тишина. Итачи и Сакура долго смотрели друг другу в глаза. Первой не выдержала Сакура.
– Вы поможете мне? – спросила она, отводя взгляд. – Я в отчаянии.
Странная тоска сжала Итачи сердце. Он повернулся лицом к окну и стал смотреть, как по траве хлещет ливень.
– Итачи, только вы можете мне помочь. Я надеялась, что вы что то сделаете… Вы всегда помогали и заботились обо мне…
– Ага, понимаю. Вы приняли меня за доброго папашу. Очень мило.
– Нет, никогда я не считала вас папашей! – горячо возразила Сакура. – Но мне было легче жить, когда я вспоминала, что вы можете оградить меня от несчастий… Даже в Англии я ощущала ваше присутствие. Кроме вас, у меня никого не осталось…
– У вас есть тетя Цунаде, – напомнил Итачи. Впервые он осознал, до какой степени девушка одинока.
– Вы правы, но она жила во Франции, а теперь переехала в Рим, так как вышла замуж.
В ее глазах светилась неподдельная боль.
– Не знаю, почему вы решили, что я могу помочь.
Сакура умоляюще дотронулась до его руки.
– Но вы поможете мне! Я уверена, вы сможете помочь!
Он отстранил ее руку.
– Кажется, вы ошибаетесь, Сакура, – сказал он.
– Неужели нельзя ничего придумать? – взмолилась она. – Саске, ваш брат, не последний человек в Англии, и семья готова на все, чтобы освободить его!
– Так это Саске?
– Да, это он…
– Каким же ветром его сюда занесло? – удивился Итачи.
– Он не посвящал меня в подробности.
– Вам известно, где и при каких обстоятельствах его взяли в плен?
- Мне рассказали, что на Саске напали в окрестностях N в начале октября. Больше я ничего не знаю.
Итачи ощутил нечто похожее на стыд. Он отправил девочку в Англию. Она пришла к нему, потому что искала у него поддержки, а он, бессердечный, отвернулся от нее. У бедной девушки и без того не было близких. Тетушка Цунаде была чересчур поглощена карьерой актрисы, и, судя по всему, ей не было дела до племянницы.
– Посмотрим, – после долгого молчания произнес Итачи. – Может быть, я и смогу помочь… Но не требуйте от меня невозможного.
В ее глазах вспыхнул огонек надежды.
– Хотя бы найдите его! – воскликнула Сакура.
Итачи хотелось взять ее за плечи и хорошенько встряхнуть – стереть из ее памяти само воспоминание о Саске. Чувствуя, что презирает сам себя, он все же поинтересовался:
– А что, Саске и вы состоите в близких отношениях?
Вне себя от гнева, Сакура вскинула голову и воскликнула:
– Что дает вам право оскорблять меня? Между мной и Саске ничего не было! Если я позволила вам некоторые вольности, то это не значит, что я позволяю это и другим мужчинам!
Он нахмурился, пытаясь вникнуть в смысл ее отповеди.
– Стало быть, я должен принять за честь, что именно меня вы избрали объектом своих издевательств?
Встряхнув розовыми волосами, она быстро шагнула к нему.
– Накажите меня, Итачи. Побейте, если хотите!.. – прошептала она. – Только помогите!
Он едва сдержался, чтобы не обнять ее. Ему хотелось гладить ее волосы, поднести их к своим губам…
– Посмотрим, что можно сделать, – не шелохнувшись, повторил он.
– Вы не пожалеете об этом!
– Я уже жалею об этом, – прервал он ее.
Сакура заметила, что он выглядит уставшим.
– Найдите Саске, – сказала она. – Больше я никогда вас ни о чем не попрошу и не буду для вас обузой…
– Вы забыли, Сакура, – напомнил он, – я обязан заботиться о вас до тех пор, пока вы не выйдете замуж.
– Я освобождаю вас от этих обязательств.
– Вы не в праве этого сделать. Я в долгу перед вашим покойным отцом… Вопрос в том, как теперь поступить с вами.
Итачи шагнул к двери. – Теперь я должен вас покинуть. Если мне удастся узнать, где находится ваш Саске, я дам вам